Пора искать выход

Правительство «спустило деньги в казино, а теперь экономит на семье»

У многих на памяти, что в своём Послании народу Казахстана президент страны Касым-Жомарт Токаев поставил задачу кардинального увеличения производительности труда в сельском хозяйстве и роста экспорта переработанной сельскохозяйственной продукции. И заметим, такие задачи перед агропромом страны ставятся не впервые. Над их исполнением думают и в Павлодарской области, однако многое ещё остаётся неясным…

Ясно, что форсированный рост сельского хозяйства понадобился неслучайно, речь идёт и об обеспечении продовольственной безопасности страны, и об увеличении экспорта, а значит и валютных доходов страны, пишет собкор «КазахЗерно.kz». Но от задач до воплощения всегда лежит большой путь, иногда оказывающийся, судя по исполнению прежних программ развития АПК, непреодолимым для нас. И не потому, что не можем, а из-за того, что неправильно планируем, ставим приоритеты, и вообще плохо понимаем то, что сейчас происходит в селе и в сельскохозяйственном бизнесе. Какие-то тормоза убрали – а сколько их ещё осталось?

Самое плохое, что в стране с громадными возможностями для производства растениеводческой и животноводческой продукции часть людей элементарно недоедают. Или, наоборот, из-за неправильного питания с преимуществом углеводов и плохих жиров, часть населения подвержена ожирению со всеми сопутствующими заболеваниями. И мы по-прежнему во многом зависим от импортного продовольствия, как бы и что бы по этому поводу ни говорили чиновники от минсельхоза. Наверное, режим ограничений из-за коронавирусной инфекции ясно продемонстрировал эту зависимость. Есть данные, публиковавшиеся в открытых источниках, что мы сейчас импортируем даже яблоки, почти половину того, что потребляем. Говоря об экспорте говядины, о его наращивании, забываем, что по-прежнему импортируем её, более дешёвую из южноамериканских стран. И не случайно ведь, состоялось памятное заседание правительства, на котором Президент страны отметил недостаточность продовольственного обеспечения Казахстана.

Пора искать выход

Чиновники сразу оживились, для обеспечения продовольственной безопасности выделили более 32 миллиардов тенге дополнительно. А в сентябре на заседании правительства министр сельского хозяйства Сапархан Омаров утверждал, что страна сейчас полностью обеспечена отечественным картофелем, огурцами, свёклой, рисом, гречневой крупой, бараниной, яйцами, мукой, хлебом, макаронами, молоком и солью. Много производим томатов, хотя томат-паста в магазинах сплошь импортная, моркови, капусты, лука, перца, говядины, конины, свинины, кисломолочных продуктов, сливочного масла. Много, но недостаточно для самообеспечения, об этом тоже говорят прилавки маркетов. А недавно министерство пошло ещё дальше, утверждая устами руководителя управления стратегического планирования Минсельхоза Айхана Султана, что из 29 определённых министерством основных продовольственных товаров импортируются в страну только шесть: курятина и индюшатина, сыры и творог, яблоки, колбасные изделия, рыба, сахар. Да, правда? Остается только догадываться, что это за список из 30 продуктов и достаточен ли он для людей. Например, рыба и рыбные консервы, чеснок, те же помидоры и сладкий перец, как, собственно и горький и чёрный. Эту линейку можно продолжать.

С другой стороны, если, по мнению министерства, у нас полно своего, отечественного продовольствия, то цены на него должны бы быть стабильными, ведь особых катаклизмов, кроме коронавируса, в стране не произошло. Если отечественное, значит, меньше средств на транспортировку и логистику, на посредников. Тогда почему перманентно растут цены? Даже по официальным данным минторговли, они поднялись с начала года на 4,2 процента. Хотя, конечно, гораздо выше. Просто пора перестать считать усреднённые показатели, а видеть всю ценовую картину.

Особенно любят чиновники говорить о снижении цен, оно бывает, но на короткий срок, сезонно, тем не менее, влияет на усреднённую картину в целом. Но статистика часто далека от реальности, стоит только пойти в ближайший магазин – и вы сталкиваетесь с реальностью – дорожает всё, далеко не только импортное продовольствие. Значит, есть ошибки в стратегическом планировании, в определении способов влияния на цены, и за эти огрехи приходится расплачиваться из собственного кошелька рядовым гражданам. В этом смысле сегодня многие возлагают надежды на начавшуюся в минсельхозе разработку национального проекта по развитию агропромышленного комплекса Казахстана на 2022-2026 годы. Проект, как обещают, поможет обеспечить снижение уровня бедности на сельских территориях, а это обеспечит сельчанам расширенный и равноправный доступ к производственным ресурсам и услугам, к рынкам. Но для начала, наверное, неплохо бы было решить ближайшую задачу, не забегая в дебри отдалённых перспектив – добиться устойчивости сельскохозяйственной отрасли. Хотя правительство по-прежнему считает, что в этом отношении у нас всё в порядке – мониторинг 29 основных видов продуктов питания, проведённый, конечно же, минсельхозом, показал полную обеспеченность страны по 12 товарным позициям, а ещё по 11 – обеспеченность до 80 процентов. Этого вроде бы пока достаточно. Но это и не те шесть позиций, о которых вещали. Потому что к шести официальным надо прибавить ещё 11, плюс всё то, что не вошло в перечень.

Премьер-министр РК Аскар Мамин, отвечая депутатам на вопрос по поводу цен, заявил буквально следующее: «…На рост цен продовольственных товаров влияют многие факторы, не зависящие от уровня производства. Среди них — отсутствие на продовольственном рынке налаженных каналов сбыта, неразвитая логистическая цепочка, большое количество посредников и дистрибьюторов с разными торговыми наценками и другие». Всё правильно, только непонятно, когда, наконец, этими «факторами» займутся вплотную, ведь они проявляются десятилетиями! Хотя премьер и оговорился, что сегодня для создания инфраструктуры современной торговой системы, обеспечивающей насыщение рынка качественной продукцией и продовольственную безопасность, идёт формирование национальной товаропроводящей системы через создание сети оптово-распределительных центров (ОРЦ). Где-то я уже о чём-то подобном слышал, году эдак в 2013.

Пора искать выход

А недавно казахстанцев огорошили ещё одной новостью из разряда пессимистичных – цена муки в стране поднялись в среднем на 26 процентов. А это значит одно: жди очередного подорожания хлеба и макаронных изделий, на которых «сидят» многие семьи с низким достатком. Хорошо, что у нас в Павлодарской области позаботились о том, чтобы создать в стабфонде надёжный запас муки ещё «по тем» ценам. И теперь можно рассчитывать, что не подорожает так называемый социальный хлеб. Но во всех ли областях это сделали? Вообще, с внутренними ценами на муку и с нашей политикой экспорта зерна уже давно возникает немало вопросов. Вспомним весенний скандал, когда оказалось, что у нас непонятная ситуация с наличием качественного зерна для помола на хлебопекарную муку. Тогда правительство, помнится, ввело кое-какие препоны на вывоз зерна, но, как оказалось, не настолько большие, чтобы до нуля ограничить не очень прозрачную, скажем так, работу зерновых трейдеров. А после запрета на экспорт муки, вдруг многие зашевелились и погнали за границу зерно, теряя один передел и добавленную стоимость. Потом минсельхоз «вдруг» заметил действия трейдеров, которые спешили гнать за рубеж качественное зерно. И тогда минсельхоз стукнул кулаком по столу и на время прекратил вывоз стратегических запасов. А вывоз зерна вскоре возобновился, правда, на определённых условиях. Все ли соблюдали эти условия? Вряд ли…А в конце лета, с учётом засухи не только у нас, но и во многих странах-экспортёрах зерна, оно стало дорожать. Для крестьян хорошо, для трейдеров тоже. А как же с резервом? Что-то не видно выкладок минсельхоза по поводу наших реальных экспортных возможностей и по качественным параметрам зерна нового урожая. Достаточно ли будет в Казахстане зерна хлебопекарной пшеницы. Тем более, что с некоторых пор госрезерва в стране не создаётся. А учёт зерна во время хлебоуборки, и затем его продажа – это всё-таки непрозрачный процесс, плохо контролируемый именно госструктурами. Уже приходилось писать, какими полномочиями ещё пять-шесть лет назад обладала государственная зерновая инспекция, а теперь она у нас имеет право только «отслеживать» движение зерна на элеваторах, проводя выборочные проверки, да и то по согласованию. Вот такой контроль… Конечно, немалую долю пропускает через себя Продкорпорация, но и она не может обеспечить спокойной, слаженной, прозрачной и хорошо контролируемой работы.

И вот новость от минсельхоза. Только за октябрь этого года, по данным Комитета госдоходов МФ РК и АО «КТЖ», Казахстан реализовал за границу почти 862 тысячи тонн зерна и муки. В том числе 617 тысяч тонн пшеницы, 164 тысячи тонн пшеничной муки (235 тысяч тонн в зерновом эквиваленте) и 9,7 тысячи тонн ячменя. Практически весь свободный ячмень традиционно выкупается Ираном. Это вместо того, чтобы превратить его в комбикорм, а потом в мясо выращенных на комбикорме животных. Министр сельского хозяйства РК Сапархан Омаров заявил, что экспортная стратегия Казахстана при реализации зерна и муки не претерпит изменений, несмотря на пандемию коронавируса. Это вполне понятно, зерно – наш давний экспортный товар, но мы ведь ведём речь о другом, о том, чтобы не трейдеры получали весь навар от экспортных операций, а крестьяне и государство, а для этого надо вернуться к государственным поставкам зерна. Надо чтобы у нас мука не взлетала одномоментно на 26 процентов. А для этого тоже нужны чёткие действия государства. Надо располагать точной информацией о качестве зерна, а для этого пора вернуть полномочия государственной зерновой инспекции. Идет ли речь об этом в новой стратегической программе минсельхоза – неизвестно. Нам лишь говорят, что всё останется как прежде. Но «как прежде» – далеко не лучший вариант, это давно видно.

Пора искать выход

Наверное, это чувствует и Президент страны. Во всяком случае, совсем недавно, 27 октября Касым-Жомарт Токаев провёл встречу с руководителем Министерства сельского хозяйства РК, на котором поручил министру увеличить экспорт переработанной продукции и активно проводить работу по открытию новых рынков сбыта для отечественных аграриев. Мне кажется, что нам, если уж мы говорим об экспорте, в том числе и растениеводческой продукции, то надо задуматься о практике реализации этой продукции. Те методы, которыми работает та же «Продкорпорация», явно устарели.

И кстати, о госрезерве. Тут уже и наши депутаты начали прозревать. Во всяком случае, ещё 30 сентября мажилисмены заявили о том, что в условиях ожидания новой волны коронавируса и иных возможных ЧС, учитывая цикличность капиталистической экономики, высокую зависимость от импорта, блокировку карантином движения товаров и услуг, необходимо вернуться к закону о мобилизационной подготовке и мобилизации в части выработки механизма формирования госрезерва, в первую очередь — продуктов питания. Кстати, подобное предложение они высказали не в первый раз, такие же идеи выдвигали ещё летом, но тогда инициатива оказалась отвергнута. Так что депутат полагает, а министр располагает…

А ещё, нам пора учесть реалии, в которых осуществляется агробизнес. Ведь если разобраться, ничего сложного, но у нас уже который год подряд, особенно при заменах министров минсельхоза, соревнуются с поочерёдным успехом два подхода. Один предусматривает государственную поддержку средних и мелких производителей сельхозпродукции, вплоть до личных хозяйств. Второй, наоборот, берёт вектор на создание и развитие крупных агрохолдингов и крупных ТОО и кооперативов. На первый взгляд, взаимоисключающие подходы, но они у нас успешно соседствуют, а деньги идут (в зависимости от позиции очередного министра) то одним, то другим. Так может быть пора определиться – минсельхоз на чьей стороне: там за развитие мелкотоварного или крупного производства? В конце концов, личные подсобные хозяйства, хоть и дают пока много продукции, вряд ли смогут создать основу современного сельскохозяйственного производства, с новейшими технологиями. Да они к этому и не стремятся – себя бы прокормить, да кое-что продать, вот и весь механизм. Кроме того, у средних, мелких фермеров и владельцев ЛПХ мало возможностей организовать современное товарное производство. Так пусть и занимаются тем, чем могут, дают свою долю продукции на рынки страны. А вот развитие крупных хозяйств – это путь к индустриализации сельского хозяйства, это рабочие места и решение сельских социальных проблем. Кому это ещё не понятно?

Именно крупные производители способны поставлять товарную продукцию не только на внутренний рынок, но и на экспорт. Мощные сельхозпредприятия способны обеспечить высокую техническую оснащённость, селекционную работу, сложные агротехнические приемы и ещё много чего, если вести речь о современных технологиях. К сожалению, бывает и так, что крупные сельскохозяйственные производители страны в какой-то момент пытаются переориентироваться с развития технологий на государственные субсидии. Прямое подтверждение этому Мясной союз Казахстана, который в прошлом оду активно работал с субсидиями по скоту, между тем вовсю перегоняя живой скот за рубеж И сейчас продолжает лоббировать это направление. И меня лично очень удивила связка одной нашей сельскохозяйственной партии с Альянсом ассоциаций агропромышленного комплекса Казахстана. Этот альянс стал по сути группировкой олигархов от сельского хозяйства, их направляющая сила — это Асылжан Мамытбеков и Максут Бактибаев. Вот почему в новой стратегии агробизнеса надо искать другой путь, и расставить, наконец, все точки над i.

Владимир Гегер
Владимир Гегер
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля