Селекционеры Казахстана вынуждены выживать по вине Минсельхоза

Агропром Казахстана спасет свой Трамп

Минсельхоз РК затянул сроки проведения конкурса на распределение финансирования казахстанским научным центрам, занимающимся селекцией новых сортов. Процедура должна была пройти еще весной 2020 года, но не состоялась даже к концу года. Ученые отмечают: даже если конкурс пройдет в начале 2021, деньги поступят только в июле-августе. А все остальное время наука будет сидеть на голодном пайке, теряя свой потенциал и лишаясь кадров, пишет «КазахЗерно.kz».

И это в тот момент, когда все больше фермеров понимают зависимость экономической эффективности их хозяйств от качества семян, и спрос на них растет.

Сейчас идет объявление программы целевого финансирования аграрной науки от Минсельхоза РК на следующую трехлетку (2021 – 2023 годы). Завершающаяся трехлетка оказалась для ученых полуголодной. Так, Карабалыкская сельскохозяйственная станция, подав заявку на ежегодное получение в период 2018 – 2020 годов 80 млн тенге, в итоге получила только по 26 млн. Это стало в два раза меньше, чем станция получала в предыдущую трехлетку (52 млн тенге в год). 

— Мы не сидим в кабинетах, мы работаем, и деньги просим не просто для того, чтобы освоить средства, а для того, чтобы создавать новые сорта, востребованные фермерами, а потом районировать и внедрять их в производство, — рассказал Дамир Калдыбаев, директор Карабалыкской СХОС. – При этом, трехлетка – смешной срок для научной работы. Для выведения сорта нужно 10 – 12 лет. То есть, горизонт планирования у нас должен быть намного шире. И мы должны быть уверены, что будем получать стабильную поддержку от государства. Тогда в науку пойдут люди, тогда мы получим приток свежей крови на замену старшему поколению, которое, к сожалению, нас уже покидает в силу возраста.

В Карабалыкской СХОС сейчас зарплаты лаборанта 51 тыс. тенге в месяц, научного сотрудника 75 — 90 тыс. тенге. Удовлетворение заявки в размере 80 млн в год позволило бы повысить зарплаты до приемлемого уровня. А также провести обучение новых научных сотрудников. Но на такие зарплаты, которые позволило выплачивать урезанное финансирование, никто приходить не хочет. Особенно, если речь идет о селах, распложенных рядом с большими городами – все уезжают. Обратить этот процесс вспять можно, в первую очередь, не благоустройством сел и прочими вещами, а именно за счет обеспечения достойного дохода через конкурентоспособную оплату.

— Человек в первую очередь должен иметь возможность прокормить свою семью, — отметил Дамир Калдыбаев. – Мы делаем, что можно для поддержки науки – выплачиваем премии, выдаем удешевленные корма.

Ситуации прокомментировал и Владимир Чудинов, заместитель по науке директора Карабалыкской сельскохозяйственной опытной станции.

— На самом деле, финансирование науки у нас  действительно слабое, — рассказал Владимир Чудинов. – За последние три года мы ни разу не смогли повысить зарплату научным сотрудникам и лаборантам. Именно потому, что наше финансирование по целевой программе было утверждено Минсельхозом РК в размере 40% потребности. Недостаток финансов приходится покрывать за счет производственной деятельности станции. Повышенным спросом сейчас, после начала сортообновления на полях станции, отмечен на такие сорта пшеницы, как «Айна», Фантазия», а также ячмень и другие культуры.

То есть, ученые выводят новые сорта, станция их размножает в большом объеме и реализует фермерам высококачественные семена собственной селекции. За счет прибыли поддерживается наука.

Селекционеры Казахстана вынуждены выживать по вине Минсельхоза

Таким образом, в условиях всплеска интереса к местным качественным сортам, селекционеры вынуждены работать вопреки урезанному финансированию, а не при его поддержке. Естественно, это не позволят раскрыть весь научный потенциал. Следствие мы видим – нехватка на рынке местных сортов, районированных и адаптированных к условиям Казахстана. Фермеры все чаще вынуждены закупать за границей семена для испытаний на собственных полях. А это целый комплекс проблем не только для отрасли, но и всей страны – отток валюты, необходимость платить роялти иностранным селекционерам, риск не получить отдачи от сортов в наших природно-климатических условиях. В конце концов, угроза продовольственной безопасности в случае закрытия границ, что мы увидели весной 2020 года в условиях пандемии.

При этом, по селекции многолетних кормовых трав, например финансирования Карабалыкская СХОС не получила вообще, и исследования в этом направлении полностью вели за счет станции.

— Сейчас Карабалыкская опытная станция передала на государственные сортоиспытания три новых сорта мягкой пшеницы, один сорт ячменя, — пояснил Владимир Чудинов. – Также с прошлого сезона на испытаниях находятся один сорт мягкой пшеницы, один сорт твердой пшеницы, и один сорт ячменя. Показатели неплохие. Более того, могу сказать, что по результативности, по отдаче научной деятельности мы стоим на одном уровне с ведущими научными центрами страны, которые финансируются намного более щедро.

Кстати, головная компания, курирующая селекционную деятельность Карабалыкской СХОС, в  ходе предыдущей трехлетки получала дополнительное финансирование в размере 400 млн. Но из этой суммы селекционерам выделили копейки, о которых и говорить стыдно – 3 млн тенге.

Поэтому ученые поднимают вопрос о более справедливом распределении средств, выделяемых государством на поддержку научной деятельности. Это позволит всем реализовать свой потенциал.

Ведь как уже было отмечено, в науку сейчас очень мало приходит молодежи – именно из-за отсутствия перспектив получать достойную оплату за свой труд. Ветераны уйдут – заменить их будет некем. И о производстве собственных сортов можно будет забыть.

— Тут еще важна преемственность научного процесса, — отметил Владимир Чудинов. – На получение одного нового сорта нужно 10 – 12 лет. Если мы потеряем кадры, вы представляете, сколько потом понадобится времени, чтобы восстановить все это с нуля? Владимир Чудинов резюмирует: в условиях финансового голода, искусственно созданного Минсельхозом РК, выживут только сильнейшие научные центры. Те станции и институты, у которых есть и хорошая производственная база, которая может поддержать ученых.

Батыр Алекперов
Батыр Алекперов
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

  1. Аватар
    Прима

    Молочный рынок:
    Чтобы продавать пальмовое масло и молоко на рынке, надо убить конкурента — сельское хозяйство,а именно скотоводство и пипл жрать будя куда деватся, а олигархи завозить будут млн.тонн.пальмы.

    Ответить
    1. Аватар
      Сабантуй

      Молочное животноводство дотационное и привилегированное во всем нормально мире, у нас охулиарды получают агрохолдинги, которые принадлежат «кому надо», а остальные..Сельское хозяйство в глубокой заднице было и во времена Союза,сейчас пожинаются плоды плюс коррупция

      Ответить
  2. Аватар
    Вахит

    Шамасы, бүгінде сыбайлас жемқорлық биліктің барлық салаларына еніп кетті. Сыбайлас жемқорлық — әлемнің көптеген елдерінде күрделі мәселе. Мен оптимист болып қала беремін және бәріне бірдей тілектеспін. Бізде бәрі жақсы болады.
    Жаңа жылыңызбен!

    Ответить
  3. Аватар
    Did

    Происходит узаконенные бардак и коррупция…!

    Ответить
  4. Аватар
    Taxation

    Всех с новым годом! .
    Хочется пожелать всем всего самого доброго!..хотя добрым пожеланиям,становится всё труднее сбываться в стране, где год крысы длится 20 лет…

    Ответить
  5. Аватар
    Думан

    АПК без селекционера и учёных не самая лучшая идея. Он в полях))) поднимает сельское хозяйство)

    Ответить
  6. Аватар
    Алишер

    Тракторы изменили американское сельское хозяйство в 20-веке. Всего за несколько десятилетий тракторы заменили 23 млн тягловых животных, вызвали исчезновение 956000 ферм и сократили 1,7 млн сельскохозяйственных рабочих мест.

    Ответить
  7. Аватар
    Шамил

    Пшеница одна тонна— 100 тысяч тенге!!
    Всё, к чёрту IT — ухожу в сельское хозяйство 🐏

    Ответить
  8. Аватар
    Леонид

    Я в шоке. И какая падла губит сельское хозяйство? Казахстан 🇰🇿 — житница была всегда !

    Ответить
  9. Аватар
    Мирамбек

    «Мы не сидим в кабинетах, мы работаем, и деньги просим не просто для того, чтобы освоить средства, а для того, чтобы создавать новые сорта, востребованные фермерами, а потом районировать и внедрять их в производство, — рассказал Дамир Калдыбаев, директор Карабалыкской СХОС» — где сорта? где семена? почему наши фермеры за семенами едут в Россию? почему когда вам звонишь у вас нет семян?

    Ответить
  10. Аватар
    Мирамбек

    «В Карабалыкской СХОС сейчас зарплаты лаборанта 51 тыс. тенге в месяц, научного сотрудника 75 — 90 тыс. тенге.» — не ну это курам на смех, охранник в столице получает больше, а разнорабочий на стройке еще больше

    Ответить
  11. Аватар
    Мирамбек

    Дамир у нуротара помощи попросите, ваши друзья вам помогут

    Ответить
  12. Аватар
    Дарья

    Да вот именно, что селекционеры просто выживают на нищенскую зарплату… Сколько знакомых есть и в КАзахстане, и в России, и на Украине. Жалко, конечно. Я сама близка к этой теме, недавно проходила еще повышение квалификации https://astobr.com/services/povyshenie-kvalifikatsii/ Авось поможет думаю…. А вдруг..

    Ответить
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля