Громадьё планов минсельхоза

Даешь кредит на животноводство!

Как известно, 1 сентября Президент страны Касым-Жомарт Токаев в своем послании народу поручил кабмину принять меры к обеспечению внутренней потребности по всем социально значимым продовольственным товарам. И это не первое поручение подобного рода, в том числе и минсельхозу. Тем более что заканчивается программа «Агробизнес-2020», пишет собкор «КазахЗерно.kz».

И вот в начале октября, по прошествии месяца после поручения, министр сельского хозяйства Сапархан Омаров на заседании правительства выдал на рассмотрение свой план обеспечения внутреннего рынка отечественной продукцией. Это краткосрочная программа на 2021-2023 годы и на пять лет. Надо полагать теперь, что за три года мы сможем пройти путь, который не одолели за пару десятилетий. Но минсельхозу и деваться-то было некуда, хочешь-не хочешь, а поручение Президента надо исполнять. Так родился новый план взамен программы «Агробизнес-2020», которая, мягко говоря, оказалась выполнена далеко не по всем показателям. Особенно в животноводстве и переработке сельхозпродукции. План до 2023 года — это очередные мечты минсельхоза на перспективу, уж о чём, о чём, а о грандиозных планах на будущее мы говорить научились. Здесь полный полёт мысли и фантазии, и даже звучит всё вполне правдоподобно. В очередной раз. Поэтому министр сельского хозяйства Сапархан Омаров, представляя свои намерения на будущее, держался перед премьером Аскаром Маминым довольно уверенно.

Начал издалека, как повелось в наше время, с мониторинга, причём по 29 видам продовольственных товаров. При этом по 12 видам уже и делать вроде как ничего не надо, так как по ним страна полностью себя обеспечивает. Ещё по 11 позициям мы близки к этому, обеспечивая внутренний рынок процентов на 80. Ну, а раз поле деятельности сужается, что будем делать дальше? А дальше, как отмечал министр, это достаточная самообеспеченность в смысле продовольственной безопасности по шкале не кого-то там, а международной сельскохозяйственной организации ФАО. И уже как-то немыслимо жалко и неактуально выглядит то, что мы импортируем в больших количествах мясо, продавали тысячами голов живой скот за границу по бросовым ценам, не можем обеспечить себя молочными продуктами, а их переработка у нас только около 45 процентов, за десятилетие возросла лишь на 11 процентов. То, что мы через частных трейдеров по-прежнему гоним зерно за рубеж, вместо того, чтобы продавать его в переработанном виде. Даже фрукты, которые спокойно можно выращивать в Казахстане, вырубив сады под Алматы, покупаем за бугром. Я уже не говорю о нашей вечной зависимости от импортных поставок сахара и сырья для его производства. Завозим многие овощи, лук, чеснок и разный другой овощ. Ну а рыбной программы, как таковой, у нас вообще нет, о чём мне недавно довелось подробно писать. Но зато Сапархан Омарханов, выбрав 29 позиций, выяснил, что только по шести из них Казахстан пока не может отказаться от импорта. Поэтому, мол, в план вошли решения по увеличению производства птичьего мяса, по колбасам, производство которых у нас, по данным того же минсельхоза, растёт взрывными темпами. А ещё надо учиться производить хороший сыр, по вкусу не хуже, например, литовского упоительно дорогого пармезана. Надо заниматься творогом, яблоками, сахаром, рыбой. Рутина! То ли дело смелые планы!

Новость на Казах-зерно:

В качестве первоочередной меры и для примера говорилось, что для насыщения нашего рынка курятиной, утятиной и индюшатиной за три года будут построены 19 новых птицефабрик, способных дать добавочно 285 тысяч тонн птичьего мяса в год. Люблю, когда звучат такие смелые цифры. Но зато, как говорилось, замещение импорта птичьего мяса даст возможность каждый год не тратить 117 миллионов американских рублей на закупку продукции за рубежом. В этой же логике предлагается рассматривать планы по увеличению производства и переработки молочной продукции. Есть программа строительства десятков новых ферм, и, надо отдать должное, в Павлодарской области, например, нынче реально сдаются в эксплуатацию новые МТФ современного типа. Жаль, что крупных ферм – от тысячи коров и больше – маловато. Тем не менее, павлодарцы серьёзно взялись за дело. Но это скорее один из единичных примеров, в других областях, исключая Алматинскую, число строящихся МТФ поскромнее. Поэтому, наверное, пока мы вынуждены констатировать: импорт сыра, творога, сгущённого и сухого молока в пересчёте на молочное сырьё (есть такая метода) достигает почти 500 тысяч тонн. Отечественные молочные заводы загружены далеко не полностью, некоторые лишь на 60-70 процентов проектных показателей. Ещё бы и с линейкой продукции разобрались, а то ведь действительно плакать хочется, оценивая вкусовые качества европейской продукции и наши сыры, другие продукты. У нас что – молоко не такое?  Да нет же, просто начинать нужно с реального, а не бумажного увеличения производства качественного молока от высокопродуктивных коров.

Короче говоря, складывается впечатление, что минсельхоз, замахнувшись за пять лет реализовать сотни проектов, рассчитывает превратить Казахстан в некий продовольственный хаб. При этом в актив себе минсельхоз нынче поставил то, что, несмотря на коронавирус, принял ряд стимулирующих мер, и считает, что благодаря этому, удалось побудить многих сельхозпроизводителей активней работать. Не знаю, о сути этих стимулирующих полумер мы уже писали, и если в них видят основной побудительный мотив для сельчан, то, вежливо говоря, товарищи сильно заблуждаются. Об этом мы подробно говорили в одной из недавних публикаций. Тем не менее, затратив большие деньги, в этом году запускают 33 новых фермы, в то время как в прошлые годы их строили от трёх до пяти. И почему так было – никто так и не ответил. Но хорошо уже то, что в предложенный минсельхозом план нашего низкого старта вперёд, к молочным рекам, внесено некое индикативное задание по ежегодному вводу в эксплуатацию 35 промышленных молочно-товарных ферм. Иностранное слово «индикативное» не должно пугать сельчан, думающих об открытии молочного производства, это означает лишь то, что строительство ферм вменят кому-то в обязанность и сделают одним из критериев оценки работы руководителя. Ну, да – стимул, что и говорить, действенный, но отнюдь не рыночный. А нужны именно рыночные, вызывающие интерес сельского бизнеса.

Громадьё планов минсельхоза

Говорилось и о колбасе, недостатка которой мы с советских времён не испытывали. В Павлодарской области, кроме крупнейшего предприятия «РубиКом», выпускающего десятки наименований копчёностей и колбасы, есть ещё несколько предприятий, предлагающих мясную продукцию и полуфабрикаты. В этом смысле павлодарцам повезло, но если хочешь взять что повкуснее, то надо прицениваться к импортным сухим колбасам европейского качества. Дорого, но вкусно. А по мысли, минсельхоза, надо увеличить финансирование для пополнения оборотных средств мясоперерабатывающих предприятий и стимулирования фермеров на сдачу скота. Хорошо бы ай-лю-лю, но когда это случится? При этом, заметьте, не идёт по-прежнему речь о создании в Казахстане предприятий глубокой, почти стопроцентной переработки скота с убоя. Мы уже рассказывали о таких предприятиях в Китае и Узбекистане, где добавленная стоимость в три раза позволяет поднять прибыль от убоя скота, идущего на продажу. У нас нет ни одного такого предприятия. А вот Узбекистан построил и за четыре года достиг показателей мясной программы, превышающих наши десятилетние цифры. Это почему-то до сих пор не стало поводом для размышлений о том, куда можно вкладывать инвестиции на перспективу. Хотя в план и включили девять проектов строительства новых мясокомбинатов. Но при этом скромно умолчали о том, что такой крупный субъект мясной переработки, как разрекламированный ещё недавно Tyson Foods, уже было зашедший в Казахстан, собирается теперь сбежать. И шумный проект потихоньку слили.

Вообще-то, представляя любую программу, надо посмотреть – от чего отталкиваться придётся? А для этого разобраться с реальными цифрами. И вот недавно на заседании правительства министр сельского хозяйства Сапархан Омаров привёл данные о развитии агробизнеса страны за три квартала. На голубом глазу утверждается, что производство сельхозпродукции у нас увеличилось на пять процентов, её произведено на 4,4 триллиона тенге. А это произошло не за счёт банального роста цена на продовольствие, в том числе на сырьё?  Интересно, что в засушливый год рост отрасли обеспечен преимущественно за счёт полеводства, здесь якобы продукции произвели на семь процентов больше, чем в прошлом году. А мы потом не будем пересчитывать урожай, чтобы увидеть реальные цифры? Ведь такое уже было, и неоднократно.  Интересно, что, по данным минсельхоза, у нас на 2,7 процента больше произведено животноводческой продукции. При этом говорят и об увеличении производства мяса в живом весе на 3,8 процента, молока – более чем на 3 процента. Производство продуктов питания выросло на три с половиной процента – до 1,4 триллиона тенге. А упомянутых нами колбасных изделий произвели больше на 19,6 процента, сливочного масла, курятины, круп и макаронных изделий тоже значительно больше. Ну и не промолчал министр об инвестициях – в основной капитал сельского хозяйства их вложено 380 миллиардов тенге, на 15 процентов больше прошлогоднего. Инвестиции в производство продуктов питания увеличились на 17,2 процента и достигли почти 65 миллиардов тенге. Ещё бы было сказано об эффективности этих вложений, но, увы…

Новость на Казах-зерно:

И действительно, сколько уже за последние 20 лет инвестировалось в сахарную отрасль, деньги ушли, а дефицит отечественного сахара на прилавках в этом году оказался 240 тысяч тонн, это больше половины того, что мы реально потребляем. При этом за последние пять лет, по официальным данным, площадь посевов сахарной свёклы увеличилась почти в 10 раз, а валовой сбор – в 20 раз. И по-прежнему собираемся увеличивать выращивание сахарной свёклы, минимум в два раза увеличив посевную площадь этого корнеплода. Тут понадобятся и районированные семена и специальная техника, иначе не повысить урожайность свёклы до приемлемых величин. В Павлодарской области вроде собирались участвовать в этой программе, она стала одной из фишек прошлого руководства области. Теперь про сахарный завод говорят редко, потому что строительство топчется на месте. Разве что увеличили экспериментальные посадки сахарной свёклы, определили круг фермеров, согласных участвовать в этом проекте. Но пока вряд ли кто-то посчитал, что выгоднее – покупать дешёвый сырец сахарного тростника за рубежом или это сравнимо с затратами на производство и переработку сахарной свёклы? А понадобится уже запланированная планом модернизация четырёх действующих сахарных заводов и строительство новых заводов в Жамбылской области и всё-таки в Павлодарской тоже.

А просчитаны ли риски в полеводстве? Особенно с учётом того, что основные площади зерновых культур у нас находятся в зоне рискованного земледелия, в связи с чем производство зерновых и других культур не может быть стабильным. Чай не в Канаде живём! Слишком зависим от погоды, хотя даже при засухе, вроде нынешней, показываем цифры приличного урожая. Правда это или нет — не знает никто. И всем понятно, что для развития экспорта казахстанского зерна и продуктов его переработки требуется продуманная государственная торговая политика в интересах доморощенных экспортёров зерна. Её нужно вести так, чтобы каким-то образом допустить мелких и средних производителей зерна на зарубежный рынок. Но у нас всё по-другому и никто ничего давно здесь не хочет менять – надо полагать, уже всё поделено под солнцем. Поэтому сейчас экспорт зерна из Казахстана ведут только частные трейдерские компании. С ними, помнится, весной возникло некое недопонимание, и минсельхоз не мог ответить, сколько же хлебопекарного зерна осталось в стране в период небывалой активности трейдеров.

Только изредка встречаются крупные сельхозформирования, способные самостоятельно продавать зерно за рубеж. Значит, если у нас и есть в стране конкуренция по зерну, то она существует лишь между трейдерами, а никак не между производителями. Поэтому, в том числе заключаются экспортные сделки по цене ниже цены спроса. Такая торговая политика отражается на цене покупки у зернопроизводителя. То есть крестьян попросту надувают – грубо и пошло. Ведь закредитованные фермеры, которым нужно оплачивать текущие расходы и короткие кредиты, вынужденно продают зерно трейдерам по невыгодным для себя ценам. А у мелких производителей нет даже опыта ведения внешнеторговых операций. Именно поэтому производители зерна год за годом лишаются денег, которые могли бы заработать при других условиях. И министерство, судя по всему, это мало беспокоит – выращиваем каждый год зерно с возможностью экспорта – да и хорошо. Чего тут ещё выдумывать… И это в то время, когда крайне необходим действующий механизм поддержки производителей зерна через справедливое распределение доходов от экспорта.

Ну а венцом нового плана минсельхоза стали намерения в предстоящие пять лет реализовать 380 инвестиционных проектов, даже проекты с участием транснациональных компаний, вокруг которых будут сформировано семь экосистем (разъяснили бы, что ли, что это за экосистемы и с чем их едят) по приоритетным направлениям агропромышленного комплекса. В отрасль планируется привлечь около пяти триллионов тенге инвестиций. Вот это-то и позволит, по мнению минсельхоза, стать Казахстану региональным продовольственным хабом. Ни больше, ни меньше…

Владимир Гегер
Владимир Гегер
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля