Шагреневая кожа казахстанских кожзаводов

Новость на Казах-зерно:Из-за острого дефицита сырья в глубоком кризисе находится кожевенная промышленность Казахстана. Целый ряд предприятий, на которых раньше трудились тысячи людей, обанкротились и закрылись, а у нескольких сегодня действующих загрузка составляет всего 30-40 процентов. А ведь речь идет не о простых, а об экспортоориентированных производствах, чья продукция востребована в европейских и азиатских странах.

Главный парадокс сложившейся ситуации в том, что сокращение поставок сырья на наши кожевенные комбинаты происходит на фоне ускоренного роста поголовья скота в республике. Элементарная логика — раз поголовье растет, то и забой скота тоже должен увеличиваться, пусть в меньшей мере, но рост обязателен, это азбука животноводства. Тем более что Казахстан идет к цели: увеличивать производство мяса, и на этом пути делается все больше. Раз забой растет — шкур, поступающих на отечественные кожзаводы, тоже должно быть больше. Почему же происходит наоборот? В ситуации попытался разобраться корреспондент газеты «КазахЗерно.kz».

Для ответа на этот вопрос я приехал на алматинский кожевенный завод. Завод открылся в пригороде южной столицы в 2007 году, с тех пор не прекращает свое техническое обновление. Цеха просторные, светлые, воздух внутри чистый, не загрязненный специфическими запахами от выделки кож. Что касается самого технологического процесса, то в нем нет ничего нового, процесс переработки поступивших шкур в знаменитый полуфабрикат вет-блю традиционен. Лишь качество у конечной продукции бывает разным, и это играет весьма важную роль для ее реализации. Кожа самого лучшего качества покупается по гораздо более высокой цене, она идет на производство кожгалантерейных изделий, мебели, остальная используется в основном на пошив одежды, обуви, и эти изделия тоже, как хорошо известно, бывают разного качества и соответственно цены.

На алматинском кожзаводе, несмотря на его современное оборудование, производят продукцию далеко не самого лучшего качества. Вет-блю первого самого ценного на мировом рынке сорта вообще не производят. В основном идет продукция 4-5 сортов. И вдобавок, загруженность предприятия составляет только 40 процентов. Почему такое стало возможным?

Новость на Казах-зерно: — Все объясняется просто, — говорит заместитель генерального директора предприятия, он же президент Ассоциации переработчиков кожевенного сырья и меха Казахстана Владимир Ильич Семушкин. — Мы зависимы от поставщиков сырья. Если шкура поступила низкого качества, с царапинами, порезами, прочими дефектами, никакие самые лучшие машины не помогут произвести из нее высококачественный полуфабрикат. Наши проблемы, я имею в виду поступление низкокачественного сырья, — это и проблемы всего животноводства Казахстана. Сейчас 70 процентов всего скота в республике находится в частных подворьях, что намного затрудняет ветеринарный контроль. В республике нет действенной программы оздоровления скота, отсюда такие его болезни как овод, клещевина, причем крестьяне часто лечат их примитивными способами, только усугубляя тем самым заболевания животных.

На бумаге в Казахстане несколько сотен убойных пунктов, но если разобраться, то почти все они представляют собой обыкновенные площадки, не оснащенные приспособлениями для механического съема шкур. У сельчан нет элементарных навыков хранения шкур — их бросают куда попало, от чего шкуры подгнивают, о просаливании даже речи нет. Есть и хорошо оборудованные пункты, но они, как правило, простаивают, причем такая же беда и у убойных площадок. Животноводы большей частью предпочитают забивать скот на своих фермах и подворьях, чаще всего при полном отсутствии условий для этого. Одни не хотят менять свои привычки, другие не хотят расходовать средства на перевозку скота до места убоя, хотя местные акиматы вполне могли бы им помогать в этом. Все это становится возможным при попустительстве сотрудников ветеринарных служб. Там почему-то считают, что если скот забивается для своих нужд, а не для продажи на рынке, то на условия этого забоя можно не обращать внимания.

Мы продолжаем наш разговор с Владимиром Ильичем, и он переходит на самую больную тему — низкая загруженность предприятия, а в силу своей еще одной должности руководителя республиканской Ассоциации В. Семушкин дает и общую картину по республике.

— Кожевенные заводы сами не закупают сырье у сельхозпроизводителей, — говорит он, — это делают заготовители. Дело в том, что мы не можем работать с наличными деньгами, а у сельчан за редким исключением нет банковских счетов — им за сдаваемые шкуры нужны «живые» деньги. Их и дают по договорной цене предприниматели, занимающиеся заготовкой. Мы тоже зависим от этих заготовителей, вынуждены соглашаться порой на не слишком выгодные для себя условия приема шкур. Перекупщики продают их нам нередко в полтора-два раза дороже, чем закупают, получая от этого огромные доходы, какие нам и не снились. Это важная, но не самая главная часть проблемы, а основная беда в том, что идет массовый вывоз шкур из нашей республики в Китай. Заготовители этой страны пользуются благоприятными обстоятельствами, например, дешевизной своей рабочей силы, и могут ставить за товар более высокую цену, чем наши приемщики. А крестьянам все равно, кому сдавать шкуры, лишь бы платили наличными побольше.

Правда, не так давно в Казахстане были повышены пошлины на вывоз шкур до 500 евро за тонну, но это не выручает, потому что идет массовый реэкспорт шкур в Китай через Кыргызстан. В этой связи показателен пример Беларуси, которая в 2013 году ввела временный запрет на вывоз сырых шкур, что сразу же привело к улучшению положения с обеспечением сырьем своих кожевенных заводов. Тем временем экспорт необработанных шкур из нашей республики продолжает расти, кстати, такое же положение и в России. Не зря российский Союз кожевников и обувщиков обратился с письмом к премьер-министру РК С. Ахметову с просьбой ввести вместе с Россией временный запрет на вывоз шкур из Казахстана. Наша ассоциация также несколько раз обращалась в правительство республики с аналогичной просьбой, но решения вопроса, к сожалению, пока нет.

Нельзя, по мнению В. Семушкина, и оставлять таким, как оно сегодня есть, положение с заготовкой шкур. На пути от фермы до приема шкур на заводе стоят несколько посредников, и каждый норовит взять себе как можно больше из общего «пирога». Надо упростить схему до такого ее вида: «производитель-предприятие». Вполне можно создать специальные заготовительные организации, какие когда-то были при колхозах и совхозах. Они или сервисные центры могли бы содержать и убойные пункты, где шкуры стали бы механически сниматься, просаливаться, как должно быть по технологии, и затем сдаваться на завод. Тогда качество шкур было бы значительно лучше, чем сейчас. Хотя для повышения данного качества нужен целый комплекс мер, особенно ветеринарных, и начинать их ввод нужно как можно скорее. Сейчас в Казахстане из десяти кожевенных заводов простаивают шесть, на оставшихся четырех объемы принимаемого сырья уменьшаются из года в год.

А ведь возобновление эффективной работы отрасли повлечет за собой тысячи новых рабочих мест, огромные налоговые отчисления, это если учесть преобладающие поставки продукции в дальнее зарубежье, международный престиж и резкое увеличение валютных поступлений. Можно ли всем этим пренебрегать стране, которая ставит целью войти в число 30 самых конкурентоспособных государств мира? Разумеется, нет.


Виктор Крыгин,

Газета «КазахЗерно.kz»

с автором можно связаться по адресу:
[email protected]


 

Аватар
admin
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Купить
продать
пшеницу
Интернет
магазин
сухофруктов