Минсельхоз разоряет фермеров

Новость на Казах-зерно:

Минсельхоз Казахстана в очередной раз меняет систему субсидирования аграрной отрасли. При этом фермеры не успевают следить за постоянной сменой правил игры и просят от правительства только одного – не то что не помогать, а не мешать им свободно работать и развиваться. Однако, власти не устают совать палки в колеса бизнесу – и чаще всего, это связано с экспортными ограничениями.

В конце прошлого года жертвой запрета стали животноводы, после того как правительство решило на полгода закрыть вывоз из страны быков и баранов. На маточное поголовье запрет действовал и ранее.

Палки в колёса

В региональные управления и отделы сельского хозяйства сейчас отправляют предварительные правила субсидирования по животноводству, растениеводству, семеноводству и так далее. И каждый из фермеров должен с ними ознакомиться и высказать свои предложения. Власти должны выслушать их и учесть при формировании окончательной редакции.

Хотя фермеры сомневаются, что их мнение примут во внимание.

— У нас ждут визита вице-премьера Романа Скляра, который приедет обсудить изменения в системе субсидирования, — рассказал корреспонденту «КазахЗерно.kz» Мереке Исмагулов, фермер из Костанайской области. — Но я думаю, что у него уже есть свое сформировавшееся мнение, а наши слова – это просто ничего не значащее бла-бла-бла, сотрясание воздуха. А разговоры с нами, фермерами, чиновникам нужны просто для галочки.

При этом у фермеров есть серьезные предложения, которые они выработали на основе своего опыта. Они бы и должны стать основой новой системы, однако, в способности чиновников слышать аграрии сомневаются.

Так, что нужно, чтобы поддержать фермера? Мереке Исмагулов согласен с Толеутаем Рахимбековым, заместителем председателя партии «Ауыл» — необходимо оставить товарные субсидии, а все остальное отменить. То есть выплачивать определенную сумму на каждый килограмм произведенной продукции. Этот вид господдержки легко администрировать, и он ведет к улучшению конечных результатов, а не к финансированию промежуточных технологических процессов.

— Делается все просто: мы знаем, сколько стоит ячмень, мы знаем, сколько стоит литр ГСМ, — пояснил Мереке Исмагулов. — Из этих расходов и формируются наши затраты, определяющие себестоимость продукции. Например, мяса. И по этой цене у нас скот должны принимать бойни. А сверху нам государство платит субсидию в 200 тенге на 1 кг за поставленной продукции. И всё – нам больше ничего не надо, никакой другой господдержки. Потому что сейчас наша себестоимость гораздо выше той цены, по которой мы можем сдать свою продукцию на бойню. Они сейчас принимают скот по цене ниже рыночной, пользуясь тем, что закрыт экспорт скота.

Перекрытый кран

Запрет на экспорт скота – это пример того самого вмешательства в рынок, которое ведет фермеров к разорению.

В конце прошлого года многие нагнетали страсти, строя прогнозы, что на фоне дефицита и дороговизны кормов в феврале-марте 2022 года цена на мясо поднимется до 3 тыс. тенге/кг и выше. Речь идет именно о закупочной цене для фермеров – о тарифе при сдаче на бойню. Так вот, он нисколько не вырос. Сейчас убойные пункты и мясокомбинаты принимают скот максимум по 1700 тенге/кг (откормленный молодняк). За коров дают 1100-1550 тенге/кг в зависимости от состояния.

Фермер связывает всю истерику прошлого года (которая и вылилась в запрет на экспорт скота) с желанием отдельных людей вытащить из бюджета выплаты по 15 тыс. тенге на голову. При этом сейчас уже выяснилось, что у многих хозяйств есть излишки кормов, и многие их спокойно продают на рынке.

Минсельхоз разоряет фермеров

Тем не менее запрет на экспорт скота был введен, и это ударило по рядовому фермеру.

— Сейчас, в сложившихся условиях, мы вынуждены продавать свой скот по низкой цене, теряя по 200 тенге на каждом килограмме мяса, — рассказал Мереке Исмагулов. – Виной всему – запрет на экспорт. Реализуя скот в Узбекистан, мы бы могли получать достойную прибыль, но вместо этого остались с убытками. На каждой голове мы теряем 40 тыс. тенге. Если у меня на откормплощадке 300 голов, то я ухожу в минус на 12 млн тенге. А у каждого крестьянина кредиты. Как их гасить с такой экономикой?

Также Мереке Исмагулов обращает внимание на то, что давление на рынок мяса в Казахстане оказывает импорт. И нет повода опасаться резкого роста цен на мясо – импортные поставки сгладят недостаток внутреннего производства.

— Есть огромное количество мировых игроков на рынке мяса, которые согласны завалить вам страну говядиной по цене $4 за 1 кг, — отметил Мереке Исмагулов. – Поэтому нет оснований опасаться роста цен на мясо, о котором все говорили. Если наш Казахстан импортировал 10-12% говядины, то в случае угрозы роста цен объем дешевого импорта просто вырастет до 20-30%. И внутренний рынок у нас будет завален мясом.

Прямые убытки

Мереке Исмагулов опытный фермер, у которого на откормплощадке грамотно выстроена вся система содержания и откорма. Благодаря этому он добивается очень высоких привесов – в среднем это 1,7 кг в сутки на голову. Таким показателем не могут похвастать даже крупные промышленные площадки. Результат дают знания развития животного и ценности кормов.

Минсельхоз разоряет фермеров

Однако, даже будучи вооруженным знаниями, он не может вывести свой бизнес в плюс, поскольку государство выкручивает ему руки своими запретами.

— Внутренний рынок продукцией заваливают ЛПХ, — пояснил Мереке Исмагулов. — А откормленный скот с откормплощадок нужно отправлять на экспорт. Что такое экспорт? Это тот фактор, который делает прибыльной всю отрасль. А у нас зачем-то взяли и закрыли кран реализации готовой продукции. Весь мир живым весом экспортирует – идет соревнование за рынки сбыта между Бразилией, Аргентиной и другими странами. Но у нас почему-то это больная тема для горячих голов в правительстве. Возникает желание все бросить, только бы держаться подальше от этого дурдома.

Фермер обращает внимание на то, что руководители МСХ почему-то не возмущаются, когда в Казахстане год от года как раз к посевной или уборочной повышается цена на ГСМ или когда у нас растет цена на ячмень, повышая издержки животноводов. Но чиновников всегда очень волнует цена на живой скот. Но как фермеры могут держать ее на прежнем уровне при росте всех расходов?

При этом косвенно государственные деятели помогают зарабатывать перекупщикам-посредникам, обдирая последнюю шкуру с фермера.

— Смотрите, цена на мясо на рынках не снижается ниже 2500 тенге/кг, — отметил фермер. – Потому что везде сидят посредники. Это прослойка, которая наживается на простых фермерах. У нас в Костанае сейчас открывают «крестьянский» рынок, говорят, что будет выделено 700 мест для фермеров. Но я очень сомневаюсь, что их займут именно фермеры. Планы звучат красиво, но они не имеют отношения к реальности. Также придут перекупы, займут эти места – и все. И цена на мясо тут не будет ниже, чем на всех остальных рынках.

Мереке Исмагулов отмечает, что он патриот, и у него хорошо получается делать то дело, которым жили многие поколения его предков. Сам бы он хотел его продолжать, но политика Минсельхоза РК и бьет по рукам, и его, и многих других аграриев.

— Мы сейчас сидим с ребятами, нас тут несколько фермеров, обсуждаем наши проблемы, — с горечью признался Мереке Исмагулов. — Ситуация с запретом на экспорт бычков ведет нас к разорению. Поэтому мы близки к решению: до конца марта продержимся, а потом завяжем с этим откормом. Ни один адекватный человек не будет заниматься бизнесом, который приносит одни убытки.

Серик Султанов
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

  1. Абай

    Уважаемый Мереке, субсидии верните в бюджет. И торгуйте куда хотите.

    Ответить
  2. ахмет

    Крупняк типа Мереке будет скупать у крестьян откормленный скот , сдает в мясокомбинаты и будет получать субсидии .Крестьянину некогда и нет смысла из-за 200 тенге обивать пороги,этим и пользуются крупные хозяйства типа коллег и друзей Толеутая-заместители партии «Ауыл» которые пытались пробиться в Мажилис .Обьявили на всю страну ,вводя в заблуждение акимов СКО и Акмолинской области, что они крупные инвесторы, строят высокотехнологический мясоперерабатывающий комбинат в Астане -кроме каркаса из сендвич- панелей там не забито ни одного гвоздя.
    Генеральный директор ТОО Aizet Farms Шамшинуров Мурат (депутат Акмолинского маслихата) рассылает в различные органы гарантийные письма и обещания с 2018 года отодвигая сроки ввода пытается оправдаться за те 4 млрд и просит еще. Подписывает документы с большим перечнем оборудования ( на 28 листах) в которых ни хрена не смыслит и не понимает . Вновь и вновь каждый год обращается в акимат города убеждая завершить работы по сетям водопровода и канализации,одновременно вводит в заблуждение комитет по инвестициям МИДа (Зебешев А.Т.)
    Задолженность этих ангусников перед АКК перешагнула более 10 млрд,не говоря о других миллиардах кредиторской задолженности погрязшей в судебных дрязгах. Вот с этим своим коллегой -заместителем по партии и надо было разобраться «идейному ауылчанину» а не пытаться тупо лоббировать их интересы под видом внесения оптимальных решении по субсидиям.

    Ответить
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля