Почему растут цены?

Сколько наших денег в кармане торговых сетей?

Цены в нашей стране растут, как говорится, грибы после дождя. Происходит это ежемесячно, год за годом. Почему рост цен не останавливается, и что власти делают не так? Руководитель агентства EXIMAR Айман Турсынкан, которая, кстати, является одной из основателей новой программы в сельском хозяйстве, попыталась разобраться в проблеме. Она выделила пять причин, почему цены всегда растут. По ее мнению, в стране наблюдается монополия рынков, субъектами которых является крупный бизнес, связанный с нацкомпаниями; искусственная девальвация; спекулятивные кредитные проценты, которые необоснованно поддерживаются Нацбанком в период пандемии; несправедливая налоговая нагрузка, переносимая в цены для потребителя.

«Внутри каждых 150 тенге предельной цены на хлеб — 60 тенге сырье и материалы, оплата труда — 15 тенге, производственная амортизация — 15 тенге, проценты по кредитам — 25,5 тенге (из них 13,5 тенге государство платит напрямую банкам как субсидию из кармана налогоплательщика), налоги прямые — 30 тенге, накладные расходы — 4,5 тенге.

Внутри тарифа за 1 кВт электроэнергии 20 тенге для населения стоимость производства энергии лишь 6 тенге, транспортировка — 4 тенге, 2,5 тенге налоги, 7,5 тенге — перенос на плечи населения расходов на предоставление технических условий для предприятий по Дорожной Карте Бизнеса из кармана налогоплательщика», — отметила эксперт.

По ее словам, на рост цен влияют пять основных факторов.

«У меня на это пять причин. Первая причина: это ты»

Почему растут цены?

Рост цен происходит, во-первых, из-за монополии рынков.

«Когда у населения отнят выбор, это всегда приводит к ущербу потребителя. В ответ на контроль государства монополист всегда обоснует рост цены. Как правило, субъектами монополий является крупный бизнес, связанный с национальными компаниями. Уровень монополизации катастрофичный для всей экономики — 60% прямая и косвенная доля государства в бизнесе или властно-олигархический капитализм», — считает Айман.

Мониторинг и предельные цены – это полумера, ведущая к теневому обороту. Она никак не защищает простых людей от переплаты.

То, что может системно решить эту проблему – так это только реальная частная конкуренция с низкой долей государства в экономике при прозрачном и c экономически эффективным ценообразованием.

«А вторая: все твои мечты»

«Искусственная девальвация тенге в условиях высокой зависимости от импорта технологий и комплектующих для производства товаров, оказания услуг кратно увеличивает цены. Растрата средств Нацфонда на валютные спекуляции для удержания тенге в коридоре ниже 500 тенге за доллар – даже не полумера, а авантюризм. Только рыночный баланс валютного рынка с оздоровлением экономики укрепит тенге», — уверена Турсынкан.

«Третья: это все твои слова. Я им не поверил едва»

«Спекулятивные кредитные проценты необоснованно поддерживаются Нацбанком РК в период мирового пандемического кризиса на уровне 9% базовой ставки», — говорит Айман.

К примеру, в Беларуси – это 7,75%, Украине — 6%, Киргизии — 5%, Армении и России — 4,25%, Китае — 3,85%, Южной Корее — 0,5%, США — 0,25%, Великобритании — 0,1%, Евросоюзе — 0%, Швейцарии — 0,75%, Японии — 0,1%.

Чем выше ставка, тем беднее народ в этих странах: Венесуэла — 38,76%, Зимбабве — 35%, Ангола — 15,5%, Узбекистан — 14%, Таджикистан — 10,75%, Эквадор — 9,02%.

Наши ставки – уровень Эквадора при всем богатстве ресурсов и низкой плотности населения Казахстана!

«Вместо анализа причин дороговизны кредитов, Правительство субсидирует процентные ставки из кармана налогоплательщиков в пользу банков в размере всей 9% базовой ставки и 25% от суммы основного долга по займам для производства, и планирует тратить ежегодно на эти цели до 0,9 триллиона тенге! Для сравнения — финансирование всей системы здравоохранения с учетом борьбы с COVID-19 в республиканском бюджете составило за 2020 год лишь 1,5 трлн. тенге! Мы уже не говорим о миллиардах долларов США, безвозвратно ушедших на «помощь системообразующим банкам»! Нужно раз и навсегда исключить финансовую коррупцию и реформировать монетарную политику», – читает эксперт.

«Четвертая причина: это ложь. Кто прав, кто виноват, не разберешь»

Почему растут цены?

У нас в стране несправедливая налоговая нагрузка, переносимая производителем в цены для потребителя.

«Реальный анализ налоговой нагрузки (сумма всех налогов к выручке) показывает, что именно перерабатывающий сектор несет самую высокую нагрузку и имеет самый низкий уровень поддержки государства. Сдаешь в аренду помещение или перепродаешь чужой товар – платишь не более 2,5% от выручки. Производишь кефир – платишь до 20% от цены из кармана потребителя!» — сообщила Айман.

В развитых странах мира ставки одних и тех же налогов привязаны к реальной себестоимости и социальной значимости производимых товаров и услуг. На предметы роскоши, табак и алкоголь – НДС достигает 50%, а на продовольственные товары НДС удерживается в коридоре от 0% до 6%. Ставки подоходного налога устанавливаются до 100% на сверхприбыль недропользователей и производителей подакцизной продукции. Ставки корпоративного налога на чистый доход производителей социально значимых потребительских товаров и услуг удерживаются на уровне 3-10%.

«Пятая причина: это боль». К Казахстану умерла любовь

В Казахстане вообще отсутствуют механизмы защиты прав потребителей, считает Турсынкан. Положения Предпринимательского Кодекса не отражают интересы потребителей.

«В законе о защите прав потребителей полностью отсутствует возможность контроля общественными организациями цен и тарифов предприятий с доминирующим положением на рынке, а также их прямое участие в открытых антимонопольных процессах. Не исполняется положение о принудительном разделении в отношении субъектов крупного бизнеса на рынках социально значимых товаров и услуг (в частности в ЖКХ секторе)», — отметила Айман Турсынкан.

Дарья Кельм
Дарья Кельм
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

  1. Аватар
    Мирамбек

    Ну и так все и всё знают, что делать?

    Ответить
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля