Рыбные косяки

Новость на Казах-зерно:

В Павлодарской области, судя по всему, собираются предпринять очередную попытку развития рыбной отрасли. Тем более что даже чисто географически ресурсы для этого имеются – это и реки и озёра, где можно заниматься рыбохозяйственной деятельностью, пишет собкор «КазахЗерно.kz».

Намерения областных властей относительно развития прудовых хозяйств для разведения рыбы в промышленных масштабах на моей памяти появлялись ещё с 1985 года, и с тех пор власти то остывают к этому делу, то вновь проявляют интерес. Но когда что-то начинает получаться, как правило, возникает множество препон и ситуация откатывается назад. Тогда, в восьмидесятые годы прошлого века, учитывая провалившуюся позже горбачёвскую продовольственную программу, за дело взялись, что называется, засучив рукава. К делу привлекли крупные промышленные предприятия, особенно имеющие на своём балансе большие водоёмы. Дали некоторые преференции, и дело вроде пошло – провели зарыбление водоёмов, стали выращивать карпа, судака, сазана. Научились солить и коптить. Рыба появлялась даже в магазинах областного центра, причём рыба местная. Неплохо себя показало в те годы прудовое хозяйство в Качирском районе, ныне район Теренколь. Но позже промышленные предприятия, у которых благодаря идиотской по содержанию горбачёвской перестройке стали появляться большие проблемы, охладели к рыбному делу. Хотя по инерции совещания директоров предприятий, занимающихся рыбой, ещё проводились. Дело с неизбежностью затухло, и Павлодарская область опять надёжно села на поставки рыбы из России и из района Балхаша.

У многих частенько возникал вопрос: почему мы не умеем пользоваться своими Богом данными возможностями. Ведь фонд рыбного хозяйства Павлодарской области насчитывает 265 рыбохозяйственных водоёмов. Это 182 пойменных водоёма у Иртыша, 19 степных озёр, 64 горько-солёных водоёма. В них обитают более 15 видов рыб, в том числе ценные в потребительском отношении, такие как карп, судак, сазан, щука, окунь, лещ и другие. Хороший потенциал, к нему можно бы было приплюсовать и искусственные прудовые хозяйства, единицы из которых сохранились до наших дней каким-то чудом. Поэтому разведение рыбы пытались возродить уже в годы независимости, но кредитов под это дело не давали, субсидирования не было, а аренда отшнурованных озёр, в которые запускались мальки для выращивания, барышей не приносила. Появились чисто законодательные и природоохранные препоны, не всё ладно было в отношениях между арендаторами озёр и государством. Потому что со стороны минсельхоза, профильного комитета никогда не было чёткой, выверенной политики.

Рыбные косяки

Правила игры могли меняться по несколько раз в год, а тут ещё попуски воды в пойму, из-за интересов энергетиков, стали мало предсказуемыми. Вдобавок вся зона вдоль поймы Иртыша, где и расположена большая часть озёр, стала особо охраняемой природной территорией и хозяйственная деятельность здесь либо совсем запрещена, либо серьёзно ограничивается. Вплоть до того, что даже нельзя нести отпугивающий огонь по чайкам и мартынам, буквально уничтожающим, причём умело и масштабно охотящимся за рыбой в озёрах. Плюс налоги, плюс требование зарыбления мальками, в то время как рыба во время паводка уходит из озёр. А загораживающие перемычки строить нельзя. И, в конце концов, после многих лет приливов и отливов в политике относительно рыборазведения, наступил штиль. Кто-то ещё продолжает заниматься рыбным хозяйством – больше своего удовольствия, кто-то разуверился в перспективах и перестал надеяться на что-то лучшее. Тем не менее, уже лет восемь-девять в Павлодарской области ведут политику долгосрочного закрепления водоёмов за пользователями животного мира. Успешно или нет – вопрос спорный, однако сейчас рыбохозяйственную деятельность в Павлодарской области осуществляют 32 природопользователя, за которыми закреплено 75 рыбных озёр. Это, конечно, капля в море, а значит, мы опять чего-то накосячили в развитии рыбоводства. Препарируя вульгарный термин, могу утверждать – косяки рыбы не пошли на прилавки. И у нас опять продают в большинстве своём рыбу из России и с берегов Балхаша. Даже рыбалка удочкой любителям ограничивалась по совершенно непонятным причинам. С мая по конец июня рыбкам запрещалось ловить рыбу с бережка, под предлогом якобы продолжающегося нереста. Но ведь нерест частиковых пород рыбы у нас заканчивается ещё в конце мая. Однако никого в верхах это не волновало. Каждый год раздавалось строгое низззя! Даже дедов с удочками, поймавших пяток чебачков или окуньков, могли оштрафовать. И штрафовали! А они с детства на речку ходили, и рыбы в то время в Иртыше и его притоках было непереводно. Но в наши времена с удочкой на берег можно было пойти только с июля. Пацаны на каникулах протухали возле домашних компьютеров вместо того, чтобы пойти на речку или на озеро с удочкой. Парадокс. И только в этом году разум, наконец, возобладал, и сроки запрета оттянули на месяц назад.

Есть надежда, что не только в деле разрешения любительской рыбалки мы сдвинемся, наконец, с мёртвой точки. Вот и Президент в своём недавнем Послании говорил о необходимости повернуться лицом к рыбоводству. А на недавнем брифинге Кадылжан Сатиев, руководитель областного управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов прямо заявил, что в Павлодарской области в ближайшие несколько лет планируют значительно увеличить производство товарной рыбы для местного населения. Но для этого, прежде чем вести речь о непосредственном выращивании рыбы и о вложении инвестиций, пора, наконец, разобраться с надоевшими и мешающими работать бюрократическими проблемами.

Рыбные косяки

По словам Кадылжана Сатиева, в последние три года предприниматели региона изъяли из водоёмов более четырёх тысяч тонн биоресурсов – артемии салина и рыбы. Большая часть этих изъятий почему-то приходится на цисты артемии, которых выловили до 3,5 тысячи тонн. Это и понятно, артемия для всех, кто ей   занимается, сладко пахнет американскими рублями, товар экспортный, в Китае из него делают мощные вытяжки для лекарств. Но это тема отдельного разговора. Но раз уж мы говорим о рыбе, то стоит заметить — лишь 500 тонн изъятых биоресурсов водоёмов приходится на различную речную и озёрную рыбу. При этом налоговые выплаты от изъятых на территории нашей области биоресурсов идут мимо бюджета Павлодарской области – отправляются напрямую в республиканскую казну. Значит, если область даже и будет вкладываться в разведение рыбы – деньги получат в республике. Кому из областных руководителей такой расклад понравится? В нынешнем году дали квоту на изъятие 1,08 тысячи тонн, из которых 969 тонн приходится на цисты артемии салина. На рыбу почти ничего, заметили? Интересно, это как-то обосновывается? Ведь озёра с артемией из тёмно малиновых превратились в серые, настолько их уже вычерпали. А рыба вроде есть. Наверное, всё дело в том самом запахе денег от артемии. Но ведь в истощении рыбных запасов тоже, и в плохой охране этих запасов, особенно в сельской местности.

Кадылжан Сатиев утверждает, что каждый год для восстановления запасов ценных видов рыб, для  обеспечения самовоспроизводящихся популяций у нас планируются и даже отчасти проводятся работы по воспроизводству популяции рыб. Хотя деньги вкладываются избирательно, административными распоряжениями. Как и в прошлом году, в конце сентября собираются заняться зарыблением озёр Сабындыколь и Торайгыр в Баянаульском районе, выпустят молодь карпа, правда, всего 96 тысяч особей. Маловато. Кроме того, есть намерение выпустить в водоёмы ещё более 150 тысяч мальков разных пород. Всего же за последние три года в естественную среду обитания выпущено более 500 тысяч сеголеток ценных видов рыб. Их приживаемость, как говорят, более десяти процентов. Считается, что это неплохо, хотя как вывели сей показатель, мне, например, непонятно, если озёра часто совмещаются с более крупными водными артериями. Но в любом случае, масштабы зарыбления не впечатляют.

Ясно, что если думать о перспективах рыбоводства, то областям надо дать налоговые стимулы, если, как и прежде, все средства так и будут забирать в республиканский бюджет, интереса выращивать рыбу у областных руководителей и чиновников не появится. Хотя, справедливости ради стоит сказать, что инвестиции всё же идут в рыбное хозяйство. И даже составляются некие планы развития рыбного хозяйства. Вот и в прошлом году арендаторами озёр и прудовых хозяйств вложено в отрасль свыше 449,6 миллиона тенге. Эти деньги направлены на техническое перевооружение — 283,8 миллиона тенге, на охрану рыбных ресурсов – 103 миллиона тенге, на научные работы – 61,6 миллиона тенге. Какова эффективность этих вложений говорить трудно, так как нет даже критериев подсчёта этой эффективности. А нынче что-то пошло не так, в первом полугодии инвестировано лишь 27,8 миллиона тенге, кот наплакал. Да и то надо учесть, что мы пока ведём речь больше о дикой рыбе, а если разобраться с искусственно выращиваемой товарной рыбой, то тут вообще всё выглядит смехотворно, у нас её производится около 10 тонн в год. По плавнику на каждого жителя области не хватит. А почему? Да потому что растят и ловят товарную рыбу только в трёх рыбоводческих хозяйствах на всю область. При этом ставится задача всё изменить и за несколько лет увеличить производство товарной рыбы аж в десять раз.

Можно? Наверное, можно, если учесть имеющиеся водные ресурсы области, именно они дают потенциал для увеличения выращивания рыбы. Но тут ведь надо и руки и средства приложить, а ещё бы и чуток государственного мышления не помешало. Дело того стоит, ведь рост производства обеспечит не только занятость людей, но и дополнительные налоговые поступления в бюджет, до 18 миллионов тенге ежегодно. А самое главное – люди смогут увидеть на прилавках местную рыбу, которую любят и ценят. Но для этого всего придётся развиваться сразу по нескольким направлениям. Первое из них — озёрно-товарное рыбное хозяйство. Именно на озёрах можно выращивать и затем ловить для продажи ценную товарную рыбу, местным жителям такая рыба обойдётся ниже рыночных цен, прежде всего, благодаря использованию естественной кормовой базы водоёмов. Хотя и подкармливать молодь тоже надо. Пока в области определили девять перспективных озёр для ведения озёрно-товарного рыбного хозяйства. До конца октября проведут конкурс на закрепление озёр за природопользователями. Есть расчёты, что через два года на этих озерах будет выращивать до 30 тонн товарной рыбы. Было бы неплохо, но всё равно чрезвычайно мало.

Рыбные косяки

Ещё один резерв — эффективное использование потенциала водохранилищ канала имени Каныша Сатпаева. Как-то так получилось, что в эпоху реформ после распада СССР водохранилища со специальным оборудованием, построенные каналом для того, чтобы производить в них рыбу, способную уничтожать ненужную растительность в водном теле канала, вдруг из собственности канала изъяли. Прямой их хозяин теперь – комитет лесного хозяйства и животного мира. С какой стати, зачем это делали? Теперь водохранилища при канале хиреют без реального, умеющего работать хозяина, без финансирования. Но комитет, несмотря на многогодичную переписку с каналом, не желает избавляться от этого многообещающего актива. В результате дело стоит, а канал зарастает зеленью, о рыбоводстве приходится говорить только в пессимистичных тонах. Ведь никто за эту деятельность каналу не платит, чиновники комитета тоже не приедут сюда работать. А между тем, проектная продуктивность водохранилищ канала позволяет добывать до 100 тонн рыбы в год. Однако с 2014 года рыбохозяйственная деятельность здесь не ведётся, потому что, повторим, не решается вопрос закрепления водохранилищ за конкретным собственником. Ведь смешно, если в собственниках – комитет. Сейчас акимат Павлодарской области продолжает переговоры с Комитетом лесного хозяйства и животного мира РК о передаче права ведения рыбного хозяйства каналу имени К. Сатпаева. И может быть, до конца нынешнего года глава комитета соизволит-таки написать соответствующий приказ, который никак не поднимается рука начертать уже шесть лет кряду.

И вот так происходит, куда ни кинься в запущенном и заброшенном рыбном хозяйстве. Пора, наконец, им заняться вплотную. Может быть, разработать нечто похожее на программу «Рыба» 1985 года, но с другим содержанием. А пока местной рыбы на прилавках или нет, или она уж очень редкое явление. Разве какого-нибудь подгулявшего рыбака с ведёрком рыбы встретишь. Тогда, считай, повезло.

Владимир Гегер
Владимир Гегер
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля