Почему Казахстан не может расширить экспорт переработанной сельхозпродукции

Томская область наращивает экспорт продовольственных товаров в Европу и Азию

Казахстан продолжает терять позиции на экспортных рынках. Согласно данным статистики, за первую половину 2019 года экспорт товаров обрабатывающей промышленности составил $7 млрд 691,6 млн, сократившись на 2,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года ($7 млрд 852,8 млн). В особо уязвимом положении находятся экспортеры сельхозпродукции, практически не получающие поддержки от государства.

Верные поручения

О необходимости уходить от преимущественно сырьевого экспорта сельхозпродукции высшее руководство страны говорит уже давно. На этот вопрос обращал внимание и Елбасы, поручив к 2022 году увеличить отгрузки за рубеж переработанной продукции в 2,5 раза. А Президент РК Касым-Жомарт Токаев в свое первом Послании народу Казахстана отметил: «Нужно отходить от сырьевой направленности экспорта сельхозпродукции, которая достигла 70%, в то время как перерабатывающие предприятия загружены всего на 40%».

Однако, чиновники не спешат исполнять эти поручения. Ведь вся экономическая система десятилетиями выстраивалась так, что долгосрочные инвестиции (в переработку) себя не оправдывают, а максимальную маржу имеют именно продавцы сырья.

Возьмем сельское хозяйство. Здесь все «заточено» под максимально быстрый оборот денег, который дает только торговля сырьем. Скосил-загрузил-продал. В том числе, например, кредиты «КазАгро», которые выдаются весной, а осенью уже должны быть погашены. Так что, какая уж тут переработка? Крестьяне не думаю даже о минимальной работе со своим урожаем, а должны все продавать с полю, иначе не успеют закрыть обязательства.

Все остальное также ориентировано на то, чтобы поддерживать максимально быстрый оборот денег, а не долгосрочные инвестиции: от курса национальной валюты, который ежегодно снижается и переворачивает с ног на голову все расчеты по окупаемости проектов, до банковских кредитов, которые выдаются под бешеный процент и на короткий срок. От налогообложения и тарифообразования до цен на электроэнергию, которые делают неконкурентоспособной отечественную переработку. То же самое – меры господдержки: все мы помним, как в период рекордного урожая пшеницы МСХ РК субсидировал отгрузки за рубеж зерна, но отказал в том же инструменте мукомолам.

Теряя позиции

Кстати, мукомольная отрасль – прекрасный пример того, как перерабатывающий сектор теряет свои позиции. Напомним, что Казахстан в 2007 году вышел на позиции мирового лидера по экспорту муки. Однако, продержался на вершине до 2010 года, уступив первенство Турции. А сейчас, того и гляди, пропустит вперед Узбекистан, который за короткий срок сумел развить мукомольную отрасль, работая именно на казахстанской пшенице!

Как? Секрета нет: мукомолам создали льготные условия, и бизнес стремительно вырос. Да так, что сейчас уже многие казахстанские мукомолы либо задумываются, либо уже переносят бизнес в соседнюю страну.

— Несколько крупных мукомольных компаний Казахстана, в том числе две из Карагандинской области, построили на территории Узбекистана мельницы, — рассказал корреспонденту «КазахЗерно.kz» Дос-Мукасан Таукебаев, директор крупной мельничной компании «Мутлу» (Карагандинская область). — Потому что там условия работы выгоднее. Все мировые финансовые институты идут в Узбекистан, поэтому там дешевые и длинные кредиты. А что у нас? Миллиарды тенге выделяются на какие-то сомнительные программы, а тех, кто реально нуждается в поддержке, игнорируют. Ведь мука — это 30 – 40% объема всего экспорт сельхозпродукции страны. Во многих регионах мукомольная отрасль – градообразующая, обеспечивающая основную занятость населения. Допустим, в Костанайской области около 70 мукомольных компаний. И это только предприятия, которые в сутки перерабатывают более 250 тонн зерна.

К сожалению, в Карагандинской области из 24 крупных мукомольных компаний сейчас реально работают только 15. Остальные нуждаются в поддержке, чтобы решить те или иные проблемы, но не находят ее.

Дос-Мукасан Таукебаев проанализировал, какие преимущества имеют мукомолы Узбекистана перед коллегами в Казахстане. И выявил шесть основных.

Первое, зерно туда можно ввозить без НДС, а вот импортная мука облагается по ставке 20%. Второе, транзит тонны муки через Узбекистан в Афганистан для казахстанцев стоит $47, а транспортные расходы узбекских производителей в том же направлении – всего $22. Третье, узбекские мукомольные предприятия новый президент на 5 лет освободил от многих видов налогов. Четвертое: если в Казахстане средняя ставка по кредиту 14%, и выдается он на 7 лет, то в Узбекистане – под 4% до 15 лет. То есть, там есть длинные дешевые деньги – «кровь» любого бизнеса. Пятое, стоимость электроэнергии в РК 20 тенге за киловатт, в Узбекистане – не дороже 10 тенге. Шестое, рабочая сила там тоже в два раза дешевле: 80 тыс. тенге в месяц против наших 150 тыс.

— Мы обращаемся в разные инстанции и ждем поддержки от властей, — отметил директор «Мутлу». — В частности, по работе с Узбекистаном. Нам нужны равные условия с их производителями – либо нам снизить стоимость транзита, либо им повысить.

Также мы просим, чтобы нам удешевили электроэнергию, убрав всех посредников. То же самое с кредитами. Сейчас появилась новая программа, «Экономика простых вещей». В ее рамках будут поддерживать экспортоориентированные проекты на сумму в 600 млрд тенге. К сожалению, мукомольная отрасль в число приоритетов не попала, так как посчитали, что она и так развита. Также для нас не предусмотрено рефинансирование раннее полученных займов. И если у предприятия есть кредит под 14% годовых, его рефинансировать под 4 – 5% невозможно.

Пример лидеров

Кстати, эти 600 млрд по программе «Экономика простых вещей» правительство освоить не может – в Казахстане никто не хочет строить новые заводы. Причины названы выше, и в совокупности они создают  неблагоприятный инвестиционный климат. Президент РК в своем послании отметил:

«Однако, по мнению экспертов, пользу от финансовой поддержки получают только хозяйства, аффилированные с местными властями».

Поэтому нам надо поддерживать те предприятия, которые в стране уже есть. В том числе, перерабатывающие зерно. И даже не просто мукомольные комбинаты, а и те, что обеспечивают производство готовой продукции – от макарон до печений. Эксперты предлагают, по примеру развитых стран, предусмотреть прямое субсидирование экспортеров переработанной продукции. То есть, продал за границу макарон на 100 тыс. – получи определенную сумму из бюджета. По сути дела, такой подход создаст мультипликативный эффект: заинтересованные в переработке производители будут создавать за счет субсидий новые производства, рабочие места, повышать выплаты налогов и так далее. Выплачивая субсидии за экспортированную продукцию, государство, по сути, будет вливать деньги в развитие собственного производства. То есть, делать то, о чем говорят и Елбасы, и Президент.

По этому пути в свое время пошел Китай, превратившись в «мировую мастерскую». — К сожалению, психология наших чиновников до сих пор направлена только на одно – экспортировать сырье, оставаясь чьим-то придатком, — отмечает Дос-Мукасан Таукебаев. — И Елбасы, и Президент говорят о необходимости повышения экспорта именно переработанной продукции, но чиновники делают прямо противоположное. Вместо того, чтобы поддержать нашу переработку, они все сводят к отгрузке сырья. А это огромный ущерб для нашей экономики.

Справка: 1 доллар = 387 тг.

Сергей Буянов
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

  1. Руслан

    Пока кругом коррупция реформа нет. РЕФормы нет -нет и экспорта

    Ответить
    1. Миржан

      Любые реформы в Казахстане должны начинаться с реформы судов. Бессмысленно начинать экономические реформы, если справедливая судебная система отсутствует. Не будет борьбы с коррупцией при нынешних судах и судьях

      Ответить