Казахстан стал богатой страной — ее жители и торговые фирмы выкидывают еду в мусор

Казахстан стал богатой страной - ее жители и торговые фирмы выкидывают еду в мусор

Разговоры о мусорной еде, оказавшейся на свалках, идут параллельно с разговорами о ее нехватке и о локальных проявлениях голода в мире. ФАО периодически призывает больше производить продовольствия и намекает о его глобальном дефиците уже в ближайшем будущем. Тем временем, буквально в тех странах, где находится штаб-квартира ФАО и проводятся ее конференции, миллионы людей почти ежедневно выкидывают испортившиеся и даже пригодные для употребления продукты в мусорные баки.

Как уже сообщало «КазахЗерно.kz», доклад ООН об использовании продовольственных ресурсов утверждает, что около 40% пищевых продуктов, производимых в США, оказывается на помойке. В Европе ежегодно выбрасывается 100 млн. тонн пищевых продуктов. По данным Организации по продовольствию и сельскому хозяйству ООН, около трети всех пищевых продуктов, производимых в мире, теряется или используется не по назначению. В Британии потребители выбрасывают ежегодно до семи миллионов тонн пищевых продуктов, причем более половины из этого количество вполне пригодно к употреблению.

По данным ООН, в мире производится вполне достаточно продовольствия, чтобы обеспечить каждому едоку по 4 тысячи калорий в сутки. На деле стола достигает всего лишь 2 тысячи калорий. Экологический ущерб от такого расточительства колоссален. Площадь сельхозугодий, на которых производится выбрасываемая еда, равна территории Мексики. Вода, идущая на орошение этих угодий, может напоить 9 миллионов человек, а 10% выбросов парниковых газов в атмосферу в развитых странах имеют своим источником разбазариваемые продукты.

Теперь, как оказалось, в число богатых стран, позволяющих себе продовольственное расточительство, вошел и Казахстан. Недавно газета «Караван» расспросила специалистов по этой теме. Только по овощам здесь 27–29% этой продукции уходит в помойку. Прокомментировал эту ситуацию в числе других глава Союза картофелеводов и овощеводов Казахстана Кайрат Бисетаев.

Это мировая проблема. К сожалению, я ни разу не слышал, чтобы у нас кто-то предложил проекты по созданию предприятий, перерабатывающих просрочку на корм скоту. Я работаю в сельском хозяйстве очень давно. В отличие от России, Украины, Белоруссии, переработка – наше самое слабое звено, — сказал Кайрат Бисетаев. 

Нам говорят: надо увеличивать объемы производства сельхозпродукции. Но увеличения можно достичь только с ростом перерабатывающих предприятий.

Мы более трех лет предлагали министерству сельского хозяйства заняться этим. Пускай не вице-министр будет за это отвечать, но хотя бы специальный департамент, который бы курировал этот сектор. Чтобы была отдельная программа его развития. Чтобы свести просрочку к минимуму. Я на всех переговорных площадках этот вопрос поднимал. Но ясной программы развития перерабатывающего комплекса нет до сих пор. А он мог бы выступить еще одним локомотивом развития агросектора.

Сегодня любой крестьянин сознательно или бессознательно старается работать так: все, что вырастил, – продать! Если не продал – значит потерял. Кстати, мы могли бы спокойно увеличить площади под картофель на 10 процентов. На столько же – без дополнительных капитальных вложений – под морковь. Но нам нужен рынок! Два-три года – и мы сможем поднять эти цифры еще на 20–30 процентов. Без покупки техники и строительства дополнительных складов. Потому что эти продукты востребованы.

Говорит вице-президент Союза пищевых предприятий Казахстана Марина Сабралиева:

В помойки уходят тысячи тонн просроченных продуктов на десятки и сотни миллионов тенге. Это же как-то можно перерабатывать? Не хватает предприятий – не обязательно больших. Хватило бы даже небольших цехов. Тут проблема в возврате продукции: объемы могут быть совсем небольшими. С другой стороны, большое складывается из малого. Наверное, в сумме могут получиться большие объемы. Надо разговаривать с нашими предприятиями – могут ли они заняться этим.

Думаю, что торговые предприятия тоже должны сделать какие-то шаги. У нас нет цифр, сколько продуктов питания уходит в мусор. Нужны понятные объемы, форматы просрочки, классификация. Всё надо подсчитать. Наверное, надо подготовить документы и для министерства сельского хозяйства, и для министерства торговли, и для парламента…

По словам PR-менеджера компании «Магнум» Дмитрия Шишкина, на совещании Союза торговых сетей рассматривали вопрос просрочки – чтобы вынести на рассмотрение министерства торговли. В Европе есть две маркировки: «Лучше употребить ДО» – после этой даты товар ставят на уценку, чтобы малообеспеченные могли купить. И вторая маркировка – дата, после которой нельзя употреблять. Это европейская практика. А в Казахстане такая проблема: стоит крайний срок годности – условно 25 июля. 24 июля магазин должен снять этот товар с прилавка. Хотя фактически он вполне нормальный.

В скоропорт у нас входят колбасные изделия, сосиски, мясные и рыбные деликатесы, сыры, молочные продукты, фрукты, ягоды, свежая зелень, овощи. В прошлом году мы списали этого добра почти 635 тонн. В этом году в связи с тем, что количество наших магазинов увеличилось, списали 475 тонн.

С разными поставщиками у нас разные договоры: кому-то просрочку возвращаем, какую-то часть сами утилизируем. Есть договоры с транспортными компаниями – они у нас неликвид забирают. Плюс, чтобы что-то списать, надо еще НДС заплатить. Дорогое удовольствие…

Федор Сергеев
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий