О бедном «Казагро» замолвите снова

Пшеница без «диверсий»

Продолжается почти детективная история с оценкой работы «КазАгро». Оценку Счетного комитета дополняет отчет международной  аудиторской компании КиПиЭмДжи (KPMG) о финансовом состоянии и деятельности АО «НУХ КазАгро» для вынесения результатов единственному акционеру, сообщает пресс-служба холдинга.

Вот дословная цитата: «По мнению вновь назначенного руководства холдинга, серьезное ухудшение финансового состояния холдинга стало следствием турбулентности на финансовом рынке Казахстана в период 2013-2017 годов, девальвацией тенге и дефолтом ряда банков, кредитующих аграрно-промышленный комплекс страны. Головной холдинг оказался не готов к данным негативным событиям, много заняв на зарубежных рынках в долларах и евро, и, как следствие, понес значительные убытки. «Глава государства совершенно справедливо озвучил критику в адрес КазАгро, акцентировав внимание на необходимости его решительного реформирования. Накопленный убыток Холдинга, подтвержденный аудиторской компанией Эрнст энд Янг, на начало 2019 года составил 399,1 млрд. тенге. Половина этой суммы убытков – это потери от девальвации, половина – потери в дефолтных банках второго уровня. Это результат принятых решений предыдущим менеджментом КазАгро за период 2013-2018 годы. К примеру, только в 2018 году сам головной Холдинг получил убыток в 148,3 млрд. тенге» – рассказал председатель правления НУХ «КазАгро» Ербол Карашукеев.

Откуда же взялись столь впечатляющие цифры? Не будем подвергать сомнению значительное влияние молниеносной девальвации (беспристрастный Счетный комитет оценивает ее влияние в убытках в 45,5%) и итоги реформирования банковской системы, в результате которой многие БВУ посыпались как карточные домики.

Да и без нее доля финансирования СХ со стороны банковского сектора снижается. «Так, с 2011 по 2018 годы кредитование банками АПК снизилось в 6 раз, с 448 млрд. тенге, до 76 млрд тенге. В этой связи холдинг был вынужден наращивать объемы финансирования в целях недопущения коллапса  в АПК (с 2011 по 2018 год объемы кредитования выросли в четыре раза, с 93 до 400 млрд тенге)» — еще одна цитата.

Тут интересно все. Во-первых, это честное признание, что сельское хозяйство страны – хронически убыточная отрасль, которая без прямых финансовых вливаний с сомнительной рентабельностью просто встанет, как ржавый мотор. Как водится в таких случаях, в тысячный раз прозвучали заявления о том, что государство – плохой собственник, потому что он-де использует чужие ресурсы, понимает, что деньги в деле не его, а вот рачительный собственник, как ясно из названия, собственные, и поэтому финансовый результат его действий более утешителен. Но, как показывает тот же мировой опыт, качество менеджмента от формы собственности не особо зависит. Если чиновник будет знать, что за реализацию заведомо убыточного проекта он и сам перейдет на казенное финансирование, то это ситуацию прямо-таки волшебно оздоровит. Кстати, и критерии финансирования должны стать более прозрачными, достижимыми, а средства – более подконтрольными выделившему его государству. Не один чиновник должен проверять другого чиновника и ставить отлично исходя из каких-то сомнительных критериев, а реальные результаты должны говорить сами за себя – кстати, именно отсутствие четких критериев было признано на высшем уровне одним из главных факторов финансового фиаско холдинга. И вернемся к нашим банкам второго уровня – они все сплошь частные. А как показывают дальнейшие события, они что-то такое плохое делали со своими деньгами, что у них аж лицензию отобрали. Но самое главное – с аграриями они связываться не хотят, что и признается в вышеприведенной цитате. И как в таком случае финансировать сельское хозяйство? Это я не к тому, что выписывавших себе миллионные бонусы руководителей «КазАгро» на фоне хронических убытков нужно пожалеть и простить, а к тому, что не очень понятно, как развивать отрасль в таких условиях.  А во-вторых, самое главное – почему так получается? Потому что наши фермеры закредитованы по самое нельзя и расплатиться с кредитами они уже отчаялись? Потому что в условиях рискованного земледелия и скотоводства потенциальная прибыль риска не покрывает? Потому что на мировом рынке столь расхваленная с высоких трибун экологически чистая казахстанская продукция не очень конкурентоспособна и без государственной поддержки внутреннего потребления и экспорта наш АПК едва ли прокормит сам себя? Или что-то еще, что нам, обывателям, с нашей кочки не видно? Вот ответами на эти вопросы и займется собкор ИА «Казах-Зерно».

Но хватит про деньги, поговорим про фактических получателей помощи. «Задача по исправлению ситуации — сложная и требует скоординированных решений правительства и менеджмента холдинга. Когда мы говорим о судьбе КазАгро, необходимо помнить, что у дочерних компаний холдинга в настоящее время более 77 тысяч заемщиков — сельхозпредприятий, крестьянских и фермерских хозяйств, которые в настоящее время пользуются доступными кредитами КазАгро. И любые решения, которые будут приняты в ближайшем будущем,  должны, в первую очередь, не ухудшить их положение», — отметил председатель правления НУХ «КазАгро» Ербол Карашукеев.

Да, этим 77 тысячам заемщиков, наблюдающим за перетурбациями в их кредиторе, сейчас можно только посочувствовать, и похвально стремление не ухудшить их положение. А что планируется сделать для этих неудачных проектов? Вот тот же Счетный комитет информирует: «три проекта на общую сумму 8,8 млрд. тенге, выделенных АО «Продовольственная контрактная корпорация» для обеспечения жителей города Нур-Султан экологическими продуктами, на сегодняшний день не функционируют. По инвестиционному проекту 

АО «Комсомольская птицефабрика» в Костанайской области обслуживаемое через АО «КазАгроФинанс» для производства мяса птицы на 12,0 тыс. тонн в год и 150 рабочими местами не реализован, закупленное оборудование на сумму 2,5 млрд. тенге из-за длительного простоя, воздействия неблагоприятных погодных условий и ненадлежащего хранения приходит в негодность. Из 6 комплексов мини-теплиц, профинансированных АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства», 4 комплекса с балансовой стоимостью 0,8 млрд. тенге не функционируют с 2013 года».

В целом же неутешительные итоги деятельности подведены в разлетевшейся по СМИ цитате президента Касым-Жомарта Токаева на расширенном заседании правительства: «Нужно принять меры в отношении «КазАгро». Это уже притча во языцех, показатель абсолютно неумелого руководства подобной структурой. Накопленный убыток «КазАгро» по итогам 2018 года составил более 120 млрд тенге. Из 672 профинансированных проектов 270 простаивают. Вопросы здесь излишни. Компания должна быть реформирована. Следует задуматься о привлечении иностранных специалистов».

Проведена ли работа по каждому из этих вопиющих фактов, выявлены ли причины подобного безобразия, наказаны ли виновные, введены ли системные ограничения на подобного рода безумные авантюры – ничего об этом пока не слышно. Зато вот как отреагировали на критику главы государства руководители холдинга.

«В рамках реформирования новый топ-менеджмент холдинга обозначил три основных направления концентрации усилий для решения проблемы убыточности и низкой эффективности.

Первое – это разработка и принятие срочных мер по стабилизации финансового положения холдинга. В рамках данной работы холдинг в конце мая текущего года окончательно погасил всю свою валютную задолженность. Колебания курса тенге теперь не будут приводить к убыткам. Разработан проект финансовой модели развития на ближайшие 15 лет, который предполагает постепенный вывод холдинга из сложившейся ситуации».

Про стабилизацию на валютном рынке просто отличная новость, на долговременный проект очень хотелось бы посмотреть. Но главное – будет ли изменен порочный принцип, когда финансируются 5-6 крупных агрохолдингов и 10-15 крупных фермеров, или многомиллионные убытки от зерновых производителей ничему не научили? Может, пришло время обратить внимание на крепких середняков и перспективных малых фермеров? И будет ли преодолен замкнутый круг, когда, с одной стороны, фермер живет от кредита до кредита, а с другой – на высшем уровне присутствует донорский характер и отсутствуют целевые параметры эффективности?

«Второе — оптимизация холдинга. В рамках оптимизации предлагается ликвидация дочерних компаний с сокращением их количества с семи до трех. Оптимизация позволит сократить руководителей, лишние звенья, неэффективные компании и подразделения. Необходимо отметить, что ходинг уже сократил штат на 20%. Предполагается дальнейшее поэтапное сокращение еще на 25% в ближайшее время.

Третье — автоматизация всех процессов. 70% наших заемщиков – фермеры, которые берут до 4 млн. тенге для своих нужд. Новое правление холдинга ставит перед собой задачу сократить время рассмотрения их заявок на кредит с 30 дней до 3 часов! Главная задача — не заставлять наших заемщиков бегать по инстанциям за разными справками. Фермер может обратиться в структуры КазАгро только с удостоверением личности и получить одобрение на кредит в течение трех часов».

Помогут ли эти меры хотя бы частично компенсировать прошлогодний убыток в 119 млрд тенге? С нетерпением ждем ответа на этот важный вопрос.


Наталья Журавлева

с автором можно связаться по адресу:

[email protected]


Оцените статью
КазахЗерно
Добавить комментарий

  1. Different

    Мамытбек красавчик!
    Поднял все таки Великую Степи с колен! И обанкротил всю сельскохозяйств страны

    Ответить
  2. маха

    Экономика идёт ко дну полным ходом. Продажа сырья за бугор это не экономика!! в РК не создаются рабочие места, стабильно снижается социальная защищенность граждан

    Ответить
  3. маха

    Олигархи вывозят капиталы на ненавистный Запад, не вкладываясь в КАЗАХскую экономику. Недавно где то в СМИ прочитал, что в италии казахи покупают заводы!

    Ответить
  4. Сорвать

    Зачем излагать то, чего не будет?!
    Казагро «кормит» Правительство обещаниями и «прогнозами» уже год, но ещё ни одно из них не сбылось…

    Ответить