Пшеница без «диверсий»

Пшеница без «диверсий»

На полях Павлодарской области зреет новый урожай, жаркий июль не добавляет оптимизма полеводам, нужны июльские дожди под налив зерновых, но о видах на урожай агрономы говорить пока отказываются. Но можно поговорить о другом – о тех подводных камнях, которые несет с собой диверсификация посевов, широко рекламируемая уже не первый год. И толкований этой диверсификации год от года появляется всё больше и больше, отмечает собкор ИА «КазахЗерно.kz».

Да, и финансирование, и кредитование растениеводческой отрасли продолжается, в основном через льготные кредиты, ведь погектарное субсидирование уже несколько лет как остается в прошлом, хотя и сыграло в свое время положительную роль. Принципы поддержки сельхозпроизводителей изменились, и это правильно – государство должно определять свои приоритеты. В последние годы своего действия погектарное субсидирование только развращало мелких крестьян, ведь если крупные хозяйства сумели за годы погектарного субсидирования обновить свой парк техники, то мелкие крестьяне эти деньги просто «проели».

Теперь средства из бюджета идут на удешевление для крестьян стоимости гербицидов, биоагентов и биопрепаратов, предназначенных для обработки сельскохозяйственных культур в целях защиты растений. На удешевление стоимости минеральных удобрений, есть средства на поддержку семеноводства, субсидирование поливной воды, удешевление солярки для проведения весенне-полевых и уборочных работ. 

В этом году хозяйства области отдали под зерновые культуры больше 706 тысяч гектаров, а вся площадь ярового сева исчисляется более чем миллионом гектаров. При этом пшеница займет 446,2 тысячи  гектаров, это тысяч на тридцать гектаров меньше, чем еще пару лет назад.  То есть, идет вроде бы увеличение зернового клина, но пшеничные посевы уменьшаются. Все это результат диверсификации, на мой взгляд, понимаемой не всегда верно. Особенно если учесть настойчивые рекомендации из Минсельхоза о необходимости диверсификации посевов путем сокращения пшеницы и увеличения фуражных и бобовых, да и в целом кормовых культур. Будто бы посевы кормовых нельзя увеличивать за счет ввода в оборот пустующих земель. То есть можно действовать по принципу не вместо замены одного другим, а развивая параллельно. У нас же почему-то считается, что если диверсификация, то это значит одно ВМЕСТО другого.

И действительно, вопросы что сеять, как сеять и сколько сеять надо бы уже давно дать возможность решать крестьянам. До этого на полеводов еще как-то воздействовали погектарными субсидиями, большого эффекта при этом не добились, зато развратили многих крестьян большими деньгами, и редко кто пустил их в дело. Теперь система меняется, в ход идут другие резоны: мол, пшеница плохо продается на рынке.

Основной аргумент Минсельхоза, долженствующий побудить крестьян уменьшать посевы пшеницы – рынок пшеницы переполнен, цены нестабильны. Но реальность вырисовывает совершенно другую картину. Потребность в пшенице, особенно в пшенице казахстанского качества, не падает. Да и цены на зерно пока что не снижаются, а наоборот растут. Об этом говорится в недавнем сообщении продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО). Цены на пшеницу выросли из-за опасений по поводу возможных неблагоприятных погодных условий, которые отрицательно скажутся на урожае этого года, и в связи с сообщениями о сокращении площадей озимой пшеницы в США.

Еще один аргумент – пшеницу трудно продать, из-за того, что ежегодно ее производство увеличивает соседняя Россия, она, мол, перебивает рынки, вдобавок у Казахстана нет выхода к морю. И опять всё не совсем так, как преподносится. Известно, что Китай, например, собирается принять активное участие в модернизации сельского хозяйства в Центральной Азии и создать «зерновой коридор». К примеру, в рамках инициативы «пояс и путь» можно освоить ресурсы пахотных земель в Центральной Азии и превратить этот регион в зернохранилище мирового класса. Казахстан остается крупнейшим производителем зерна в Центральной Азии, и речь идет о том, что зерно из Казахстана можно перевозить в Китай через КПП «Алашанькоу», затем по экономическому коридору Китай-Пакистан и через пакистанский порт Гвадар поставлять в страны Южной Азии и Африки, которые регулярно сталкиваются с продовольственным дефицитом.

Руководители крупных зерносеющих хозяйств Павлодарской области соглашаются  с тем, что цены на пшеницу не всегда стабильны, но не считают это основанием для принципиального сокращения её посевов. Потому что крестьяне не испытывают сегодня проблем с реализацией пшеницы, более того – зернофуражные культуры (тот же ячмень), за расширение посевов которых постоянно ратует Минсельхоз, как раз зачастую продать сложнее. Хотя они необходимы для приготовления комбикормов. И здесь надо при проведении диверсификации искать золотую середину. Изучать реальный спрос в своей области и соседних областях на зернофуражные и другие кормовые культуры. Жители частных подворий ячмень на фураж берут не очень активно, их не устраивает цена на зерно.

Другие кормовые культуры тоже надо выбирать внимательно. А то до сих пор многие помнят, как несколько лет назад чиновники из Минсельхоза пытались «довести» области план увеличения посевов рапса в 49 (!) раз, и хорошо, что с помощью акимата области удалось как-то разубедить возбудившихся не к месту работников министерства. Просто потому, что рапс у нас, мягко говоря, не очень хорошо растет, зачастую из-за июльской и августовской жары его стручки просто лопаются, и вместо рапса остается солома. Потому и не любят его крестьяне. Но разве нельзя попробовать сеять другие бобовые культуры и вести диверсификацию не вместо той же пшеницы, а параллельно с ней, осваивая новые земли? Что, кстати, уже опробуется на полях Павлодарского Прииртышья

Ведь с чего начиналось внедрение программы «Агробизнес-2020»? С того, что было заявлено – Минсельхоз минимизирует давление на крестьян, даст им полную свободу, а если и будет что-то регулировать, то только экономическими и финансовыми рычагами. Ну, так и надо действовать соответствующим образом. То есть привлекать крестьян очевидными выгодами, а не указаниями в стиле советских времен. Выгодно им возделывать пшеницу? Ради Бога, пусть выращивают. Тем более что, если у нормальных хозяйств (хоть крупных, хоть средних) уже готовы планы внутрихоза, а значит и севооборота, как правило, пшеничного, то как можно вмешиваться в уже утвержденные технологические планы?

Кстати, о выгодах выращивания пшеницы не раз доводилось слышать от наших крупнейших зерновиков Николая Миллера из ТОО им. Абая, Александра Касицына из ТОО «Галицкое», Александра Полякова из ТОО «Победа». Они в один голос говорят, что пшеницу у нас выращивать можно и нужно, но при этом надо соблюдать всю технологическую цепочку и работать над повышением качества зерна. Это могут только достаточно крепкие хозяйства. Например, директор «Победы» Александр Владимирович Поляков прямо говорил мне:

— Сегодня возникла острейшая необходимость правильно заниматься землей, её надо не просто беречь, ее нужно правильно и грамотно использовать, подкармливать удобрениями, не насиловать, давать отдохнуть. Только при бережном к ней отношении земля будет отдавать земледельцам все, что она может. Вот у нас в «Победе» уже давно заведено правило – не надейся на погоду. Сначала сделай для урожая все, что возможно, вовремя проведи все необходимые технологические операции в поле, а уж потом имеешь право чего-то ждать. И в любом случае, при грамотном отношении к земле даже в нашей засушливой зоне всегда будешь, даже при самом худшем раскладе, с минимальным урожаем. Ну, а если дождь пойдет – значит, вдвойне повезло.

В «Победе» отношение к земле особенное – это довольно крупное многоотраслевое хозяйство, располагающее 53 тысячами гектаров земли, находящейся в аренде. Вся земля обрабатывается, даже пастбища регулярно омолаживают. Яровой сев проводили на 36 тысячах гектаров, имеют травы, обрабатывают от семи до восьми тысяч гектаров парового клина. Все агротехнические операции ведут своевременно.

«Победа» давно считается хозяйством с высокой культурой земледелия, бережно относясь к земле, здесь еще с советских времен выработали применимую к особенностям хозяйства систему земледелия, а культура работы с землей воспитывалась в механизаторах десятилетиями. Хозяйство располагает мощным кулаком техники, способной в короткие сроки справиться с любой полеводческой кампанией, мощные посевные и уборочные комплексы уже давно прописались на полях «Победы». То есть, с землей здесь не просто работают, с ней умеют работать и не стесняются в нее вкладывать силы и средства. И если уж сеют пшеницу, то сеют как надо, добавят удобрения, по парам разместят.

Кстати, Александр Поляков не против диверсификации, но вместо того же рапса более выгодным начинанием считает возделывание кукурузы на зерно, и эта технология отрабатывается сейчас на полях. Так что хозяйство хозяйству рознь, крестьяне выращивают то, что считают выгодным для себя. Да и, честно говоря, если речь идет о пшенице, по большому счету, о хлебе насущном, то разве можно тут говорить о том, выгодна она или нет? На фоне того, что в десятках стран мира люди просто голодают и мечтают о хлебе…

Так, может быть, пора оставить пшеницу в покое, дать возможность её выращивать по современным технологиям, без оглядки на пресловутые «диверсии».


Владимир Гегер


с автором можно связаться по адресу:
[email protected]


admin
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

  1. сергей

    такое ощущение, что в министерстве просто решили загубить сельское хозяйство и придумали диверсификацию

    Ответить
  2. Игор

    Сейчас ситуация напоминает замкнутый круг: банки не готовы кредитовать Агрокомпании, а те, в свою очередь, не спешат обеляться. Первые рискуют получить дефолтный портфель, а вторые – остаться без средств к существованию после уплаты всех доначислений по налогам, пеней и штрафов и паи

    Ответить