А потом — хоть трава не расти?

Новость на Казах-зерно:

По информации ученых, за последние пятьдесят лет верхний плодородный слой земли в Туркестанской области в среднем стал тоньше на тридцать процентов. Основная причина, по мнению специалистов, — несоблюдение севооборота, потребительское отношение к земле, нехватка грамотных специалистов в аграрном секторе.

Так можно ли бороться с деградацией почвы, улучшать ее фито-санитарное состояние да при этом еще и хорошо зарабатывать? Об этом в интервью собкора ИА «КазахЗерно.kz» с главным научным сотрудником-консультантом НИИ растениеводства и животноводства Туркестанской области, доктором сельскохозяйственных наук, академиком Досымбеком Сыдыком.

— Досымбек Алмаханбетович, давайте сразу с главного — что Вы предлагаете, чтобы изменить ситуацию?

Чтобы значительно повысить плодородие почвы, не требуется никаких дорогостоящих препаратов. Нужно просто вспомнить про севооборот и чередовать все культуры с люцерной. Если люцерна растет на одном поле три года, то за это время, благодаря ей, в почве из расчета на один гектар накапливается более 170-180 килограммов азота, около 35-60 килограммов фосфора и калия. То есть она обогащает землю питательными элементами, физические свойства и водопроницаемость значительно улучшаются. Все это заметно повышает урожайность посеянных после люцерны сафлора, пшеницы и других сельскохозяйственных культур, а сорняки практически исчезают.

То есть на полях, где росла люцерна, следующим растениям потребуется в два раза меньше минеральных удобрений, чем обычно, и забот по борьбе с сорными травами значительно поубавится. К тому же, там, где растет люцерна, температура воздуха и почвы снижается на два-три градуса, повышается влажность.

К сожалению, у нас в большинстве хозяйств, люцерну если и выращивают, то никак не для севооборота, а просто на корм скоту. И выращивают ее на одном и том же месте по шесть и более лет. При этом никак о ней не заботятся. Думают: поливаем, и ладно.

— А что происходит через три года?

— Через три года люцерна, если ничего не предпринимать, постепенно теряет все свои почвовосстанавливающие свойства. Ведь она, как и другие растения, со временем начинает сама нуждаться в подкормках и прочих агротехнических мероприятиях. После трех лет нахождения на одном месте ее обязательно нужно подкормить. Иначе она и землю перестанет насыщать полезными веществами, и свою урожайность значительно снизит. И тут у аграриев есть только два варианта: сеять новую или помочь вернуть силы имеющимся старым растениям.

Наши же крестьяне не делают ни того, ни другого. Еще и скот после последнего укоса запускают на люцерновые поля.

— И чем это вредит люцерне? Ведь, например, выпас скота после жатвы пшеницы — дело обычное.

— Для пшеницы такой выпас не страшен, а вот для люцерны — губителен. Овцы и козы отщипывают корневую шейку люцерны, и в следующем году она уже не дает отростков, а корни просто сгнивают в земле. Из-за этого люцерна значительно изреживается. Бывает, смотришь на поле, а там на квадратный метр 10-12, а то и три-пять кустиков остается на следующий год после таких выпасов. Хозяин сокрушается, однако мер никаких не принимает.

А ведь восстановить здоровье и урожайность старовозрастной люцерны совсем не сложно. Я эту научную работу веду и могу сказать, что уже есть неплохие результаты, так что могу смело дать несколько советов.

 Поделитесь, пожалуйста.

— Во-первых, за три года земельный пласт на люцерновом поле уплотняется. Поэтому в начале марта его дважды нужно разрыхлить при помощи щизель-культиватора в диагональном направлении к посеву люцерны. Эта обработка не только позволит воздуху попасть к корням, но и поможет в борьбе с сорняками и вредителями, которые после работы культиватора гибнут от весенних заморозков.

— К слову, о вредителях. Бывала весной на полях во время первого укоса люцерны и не раз видела, как вместо нормального, полноценного растения из земли торчат почти голые стебли. Получается, что вместо сочного зеленого корма крестьяне получат совсем не то, на что рассчитывают? Это какой-то вредитель поработал?

— Да, это фитономус. К сожалению, первый и последний укос люцерны большинство наших полеводов отдают на откуп этому обжорливому насекомому, большому любителю нежных и сочных молодых побегов люцерны, богатых белком. А все потому, что бороться с ним даже не пытаются. Между тем, помимо фитономуса, люцерну охотно едят семяедов, люцерновые клопы и люцерновая тля. Массовое нападение происходит, когда становится жарко. Трава начинает засыхать, и все эти насекомые, естественно, устремляются на люцерну, где у них есть возможность не только вкусно покушать, но и, как я уже говорил, спастись от жары, пользуясь особенностью этого растения снижать температуру и поддерживать влажность.

Поэтому люцерну, как и другие сельхозкультуры, нужно своевременно обрабатывать.

— Но обработка стоит денег. Думаю, крестьяне не хотят тратиться, считая, что это лишние расходы, без которых можно обойтись.

— Да, это расходы. Но вот простая арифметика: если провести все необходимые мероприятия и сохранить эту культуру на поле в целости и сохранности, то с одного гектара можно получить не меньше двух центнеров семян и около четырех тонн сена. На семенах, с вычетом всех расходов на их производство, заработаешь около 250 тысяч тенге, поскольку килограмм семян люцерны стоит 1500 тенге. За сено, исходя из стоимости одного пресса в 400 тенге, можно взять еще около 80 тысяч тенге. Итого: с одного гектара люцерны прибыль составит примерно 300 тысяч тенге. За пшеницу столько не выручить.

— А Вы как-то пытались донести до аграриев эти расчеты? Знаю, что Вы часто бываете в разных хозяйствах во всех районах области.

— Конечно. И не раз. И семинары проводил, и советы давал. Но массового желания увеличить площади под люцерной и работать на земле так, чтобы и урожаи высокие собирать, и землю сохранить от деградации, если честно, пока не увидел. А вот в областном управлении сельского хозяйства и в профильном министерстве меня уже поддержали.

— И в чем выражается эта поддержка?

Новость на Казах-зерно:— Еще в 2015 году мы совместно с областным управлением сельского хозяйства разработали областную программу по улучшению плодородия и борьбе с деградацией почвы. Министерство этот проект одобрило, и он уже постепенно реализуется. В рамках этого проекта предусмотрено ежегодное увеличение площадей под люцерну. Ведь за период реформирования сельского хозяйства объемы этой культуры в нашей области значительно сократилась.

До 1992 года люцерной было занято 380-450 тысяч гектаров. При этом около 80-120 тысяч гектаров ежегодно досеивали, чтобы заменять старовозрастные люцерники, на месте которых после росли пшеница, сафлор, овощи. Теперь мы намерены до 2020 года довести площади под этой культурой до 250 тысяч гектаров. В прошлом году уже было засеяно около 37 тысяч га. И теперь ежегодно к ним будет добавляться по 40-50 тысяч гектаров.

Это поможет и восстановить изрядно оскудевшую почву, и денег аграриям заработать. Ведь семена люцерны всегда были востребованы. Раньше даже считались валютной культурой и уходили за границу по ценам, в сто раз превышающим стоимость пшеницы. Да и внутри страны они продавались в тридцать-сорок раз дороже нее. И это не удивительно, ведь люцерна — стратегическая культура, как пшеница, кукуруза, виноград, от которых зависит продовольственная безопасность любой страны.

 Поэтому в нашей области во времена Союза готовили семена люцерны для Белоруссии, России, среднеазиатских республик. Восстановить площади люцерника необходимо еще и потому, что без достаточного количества этой культуры, обеспечивающей потребность животных в сочных, грубых и концентрированных кормах, реализовать государственную программу «Сыбага» туркестанским фермерам не получится. 

— Неужели из сотен хозяйств никто Вашу идею не поддерживает?

— Ну, почему же совсем никто? Нам удалось найти в среде агробизнеса несколько единомышленников. В Казыгуртском районе это ТОО «Сапа-2002», которое теперь активно занимается семеноводством люцерны. То есть специалисты этого хозяйства берут семена люцерны «Красноводопадская поливная», «Красноводопадская 8» и «Красноводопадская скороспелая», выведенные сотрудниками одноименной селекционной станции Туркестанской области. Эти семена сеют у себя, а урожай продают. Такую же работу ведет в этом районе и еще одно хозяйство — «Карабау».

Мы, ученые, пытаемся на всех этапах держать с этими семеноводческими хозяйствами связь. Подсказываем, делимся опытом. Жаль только, что такие семеноводческие хозяйства можно по пальцам пересчитать. Есть еще с пару десятков так сказать «интересующихся». Но у них дальше интереса дело никак не идет.

— Почему?

— Причины различные. Некоторые вроде бы хотят, пытаются что-то делать, но у них не получается: не хватает посевных агрегатов и земли, на которой можно было бы разместиться с севооборотом. У других собственных знаний недостаточно, а платить специалистам или ученым за сопровождение либо средств нет, либо их жалко тратить на это, на их взгляд, не настолько важное дело. Таким, насколько можем, помогаем бесплатно, но изменить мышление подобных людей крайне сложно, а тратить на это все свое рабочее время мы тоже, понятно, не можем.

— Значит, основные проблемы две: нехватка специалистов и земли?

— Да, можно сказать, что это основные проблемы. И обе, честно говоря, могли бы решиться без особого труда. Чтобы хватало земли на полноценный севооборот, который безоговорочно позволит повысить урожаи любых культур как минимум в два раза, мелким хозяйствам нужно всего лишь объединиться. Тогда и льготные кредиты взять на различные нужды хозяйствам легче, и условия для получения государственных субсидий создать. Да и нужных специалистов более крупному хозяйству проще найти или даже отправить на учебу кого-то из уже имеющихся.

Жаль, что владельцы земельных наделов и мелкие фермеры этого никак понять не могут и не хозяйствуют на ней, а просто безжалостно выкачивают все соки, так, как будто у них нет и не будет ни детей, ни внуков, которым они ее впоследствии могут передать. Эта позиция: «главное сегодня получить прибыль, а потом — хоть трава не расти» губительна для плодородия почвы, но и для ее хозяина. Ведь при таком подходе урожайность с каждым годом будет падать, а значит придет время, когда земля просто выйдет из сельскохозяйственного оборота. Поэтому такое отношение опасно для сельского хозяйства области в целом. Мы же боремся за то, чтобы земледельцы, с каждым годом получая все больше урожая, увеличивали и слой гумуса. И будем настойчиво продолжать эту работу.

— Сталкиваясь с непониманием и отсутствием желания аграриев перейти на ваши методы земледелия, не появляется желание бросить все и заняться чисто научной работой?

— Бывает, конечно. Но в такие моменты стараюсь сразу выехать куда-нибудь в поле, которое, можно сказать, кричит о помощи редкой и хилой растительностью и сразу снова приходит четкое понимание того, что бросать эту миссию не имею права. Как говорится, вода камень точит, так что будем надеяться, что научный взгляд на земледелие все-таки восторжествует.

— Спасибо за интервью.


Ирина Притула

с автором можно связаться по адресу:
[email protected]


admin
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

  1. бахыт

    да, жаль, что мы перестали прислушиваться к ученым, а все почему — потому что наше крестьянство (кроме агрохолдингов) выживает, каждую копейку считает — не до жиру — быть бы живу

    Ответить
  2. Сабира

    надо низко поклониться тем, кто позволил в свое время совхозы развалить, в каждом из них был агроном (да не один) с высшим (настоящим) образованием

    Ответить
  3. нурдаулет

    У нас же в сельском хозяйстве в результате добровольно-принудительной приватизации поголовье скота сократилось почти в 3 раза. Ситуация не замедлила сказаться на смежных отраслях по производству удобрений, кормов, по переработке сельхозпродукции и т.д. Производство некогда рентабельных производств сельскохозяйственных культур (ячменя, овса, кукурузы, силоса и т.д.) из-за отсутствия спроса – развитого животноводства – пришло в упадок, а для переориентации на другие культуры и на внешний рынок даже не делалось попыток.

    Ответить
  4. нурдаулет

    С 90-х годов прошлого века развал сельского хозяйства, слабая социальная политика на селе, сельская безработица, обнищание большей части сельских жителей вызвали небывалую миграционную волну из умирающих аулов и депрессивных районов в города и в другие регионы. Поэтому решение проблемы внутренней миграции – это возрождение ветеринарной службы, аграрной науки, строительства поселков городского типа, заводов сельхозпереработки и других предприятий, открытие сельских учебных заведений, льготное кредитование сельхозпроизводителей, развитие сельхозкооперации, новых технологий, отгонного животноводства и т.д.

    Ответить
  5. нурдаулет

    В советское время Казахстан занимал в сельском хозяйстве лидирующие позиции не только по производству продукции, но и в использовании новых технологий, в развитии научных разработок. Даже некрупные хозяйства имели свои сельскохозяйственные опытные станции (сос), которые позволяли внедрять в производство новые технологии, использовать новые удобрения, корма, улучшать сорта пшеницы, породистость в животноводстве. А многие совхозы и колхозы имели дополнительное производство: молочный, колбасный цех, маслозавод, консервирование овощей и фруктов и т.д. Кстати, большая часть племенного животноводства в годы приватизации пошла под нож, а система сос, за редким исключением, приказала долго жить.

    Ответить
  6. Южанин

    Все фермеры юга работают пока есть субсидии!! без субсидии все умрут.

    Ответить