Как убивали Аральское море

Новость на Казах-зерно:Аральское море почти полностью высохло за 40 лет. Экологическая катастрофа стала результатом человеческой деятельности. Специальный проект Центральноазиатской службы Би-би-си — о том, что делается, чтобы возродить море.

Ходжабай — рыбак, который живет в пустыне.

Многие односельчане Ходжабая зарабатывали на жизнь рыболовством, но в 1970-х годах рыба вымерла и море начало высыхать.

Постепенно, на протяжении последних 40 лет, море, занимавшее территорию более 60 тысяч квадратных километров, местами глубиной до 40 метров, практически высохло. Аральское море некогда было четвертым по величине в мире, уступая только Каспийскому морю, а также Верхнему озеру в Северной Америке и озеру Виктория в Восточной Африке.

Сейчас от водоема осталось не более 10 процентов. Не зря произошедшее называют одной из крупнейших экологических катастроф на Земле.

Жаланаш, деревня Ходжабая в Казахстане, находится на северном берегу Аральского моря. Только от моря в данном районе осталась лишь бурая почва и песок.

“Вот здесь было море. Мы приходили сюда и ныряли в воду. Прямо здесь, где мы сейчас стоим. Здесь был песчаный пляж. Дети загорали”, — вспоминает Ходжабай. Вдалеке на горизонте видны три черные точки. Они служат одним из редких напоминаний о былых временах. Это остовы заброшенных рыбацких суден, скрипящих и звенящих на ветру. За горизонтом прячутся сотни таких же остовов.

“Судна были большими, вмещали 20, а то и 40 человек”, — вспоминает 86-летний Ходжабай.

На протяжении многих лет, Аральское море обеспечивало рыбными продуктами Советский Союз. Ходжабай дослужился до ранга капитана. “Вот здесь я однажды выловил более 400 кг рыбы в один заход”, — говорит Ходжабай, показывая на место, где сейчас местная свалка. Дневной улов легко доходил до 100 кг, и рыба была крупная и здоровая. Одна из рыбин весила 7 кг, вспоминает Ходжабай.

Солоноводный карп, камбала, сом… Да, это были добрые времена.

Но Ходжабай помнит, когда все начало меняться. В последний его промысел в 1976 году сеть была набита мертвой рыбой. Ходжабай и другие рыбаки были вынуждены уезжать из села на полгода — за 2000 километров к озеру Балхаш на востоке Казахстана, недалеко от китайской границы. Полгода в жутких условиях, без туалета и душа, завшивевшие, они проводили там. Остаток года — дома.

С усыханием моря начал меняться и климат. “Раньше мы выращивали дыни и многое другое. Ели сами, продавали на рынке, зарабатывали деньги, — рассказывает он. — Мы выращивали клевер для скота и ячмень для себя”.

Но вот перестали идти дожди, высохла трава и исчезли маленькие пресноводные озера, обрамлявшие Аральское море. Исчезли и стада антилоп, обитавших в регионе. Лето теперь невыносимо жаркое, тогда как зимы чрезвычайно холодные. Даже передвигаться стало сложно. В былые времена от деревни к деревне передвигались на лодке. Теперь это можно сделать только на машине, но дорог практически нет. Поэтому бывшее морское дно бороздят внедорожники.

Ходжабай по-прежнему выходит каждое утро и по привычке смотрит вдаль, туда, где раньше было море. Он знает, что уже никогда не увидит здесь моря. Но, возможно, море увидит его 15-летний внук.

В деревне всего в 24 километрах от Жаланаша вода находится лишь в пяти километрах от бывшего побережья. Вода здесь также менее соленая, чем была последние 40 лет.

Рыбаки снова занимаются промыслом.

Когда рыба исчезла, Дузбай, также как и Ходжабай, был вынужден искать работу в других местах. Новость на Казах-зерно:Он пробовал рыбачить на севере Казахстана, но дорога оказалась невыносимой для него. Он решил стать пастухом, а затем начал разводить верблюдов. Теперь он снова работает с рыбой. Не в лодке, но на охлаждаемом складе. Он платит рыбакам за их улов и перепродает товар поставщикам.

Первой в воде появилась солевыносливая камбала. Тогда, говорит Дузбай, “родилась надежда”. Сейчас в озере обитают песчаный горбыль, карп и сом.

Так почему же море исчезло и почему возвращается обратно?

Две крупнейшие реки в Центральной Азии раньше впадали в Аральское море: на севере — Сырдарья, на юге — Амударья. Пересекая регион с востока на запад, они также служили естественным источником орошения для советской хлопковой промышленности. Советские лидеры хотели превратить Ценральную Азию в крупнейшнего производителя хлопка. На время им это даже удалось — в 1980-х годах Узбекистан был лидером хлопковой индустрии.

Целые поколения школьников и студентов проводили полгода в полях, помогая собирать урожай. Узбекистан по-прежнему входит в список пяти крупнейших производителей хлопка в мире, а зерно одна из главных статей экпорта страны наряду с газом и золотом. Но со временем, большая часть вод Амударьи начала оседать на узбекских хлопковых полях, не доходя до Аральского моря. В какой-то момент пять лет назад эта могучая река, известная еще древним грекам как Оксос, перестала впадать в Аральское море.

Когда именно это произошло, неизвестно, так как узбекские власти предпочитают не поднимать эту тему.

Ток Сырдарьи, которую Александр Македонский однажды назвал быстротекущим барьером для его армии, также заметно замедлился. Но благодаря международному договору о потреблении воды, подписанному в 1980 году, Сырдарья продолжает впадать в море на территории современного Казахстана. Море начало засыхать. В воде начали накапливаться большие объемы пестицидов и инсектицидов, что в итоге привело к гибели рыбы. Таким образом, советские власти в погоне за созданием успешной хлопковой индустрии, уничтожили на Арале рыболовство, а вместе с ним и море.

Аральское море распалось на два соленых озера: Большое Аральское озеро на юге, преимущественно на территории Узбекистана, и Малое Аральское озеро на севере, в Казахстане. Большое озеро впоследствии разделилось на восточный и западный бассейны. Однако в октябре 2014 года обмелел и восточный бассейн, оставив лишь Малое Аральское озеро и западный бассейн.

Британская писательница Тара Фицджеральд, автор книги об Аральском море, которая выйдет в свет в этом году, недавно посетила бывшую территорию моря в Узбекистане. Сейчас там находится новая пустыня — Аралкум.

Пестициды и другие химикаты, ранее содержавшиеся в соленой воде, теперь разносятся по пустыне ветрами и, по словам писательницы, попадают в питьевую воду. Женщинам в регионе рекомендуют отказаться от грудного вскармливания детей.

Разъезжать на машине по бывшему морскому дну — довольно странное ощущение, рассказывает Тара. “Картина сама по себе печальная, но в ней есть что-то прекрасное. Кажется, что путешествуешь по поверхности Марса или Луны”. Оставшаяся вода имеет яркий бирюзовый цвет, говорит писательница.

Это — мертвое море, в нем нет рыбы, и оно продолжает высыхать. В регионе нет рек, которые могли бы пополнить водоем, продолжающий терять воду под палящим солнцем Центральной Азии и редкими дождями.

В то же время, в Казахстане, на северном берегу испарившегося Аральского моря, Малое Аральское море вновь набирается жизненных сил. На это есть две причины. С одной стороны, Сырдарья служит важным источником новой воды. С другой стороны — плотина, предотвращающая утечку воды в пустыню.

Усыхающее Аральское море стало по форме напоминать грушу. В 2005 году ближе к хвосту этой “груши” построили Кокаральскую плотину. Длина плотины 13 километров. По высоте она сравнима с двухэтажным домом. Благодаря плотине уровень воды поднялся на три метра от минимальной отметки. Постоянный поток воды льется через шлюзы в пустыню, где она моментально впитывается или испаряется.

Новость на Казах-зерно:Плотина возродила надежды многих жителей не только села Жаланаш, где живет Ходжабай, но и крупнейшего города в регионе — Аральска.

Ранее регион Аральского моря был крупнейшим центром советской рыбной промышленности, здесь жили люди разных наций. Сейчас остались в основном казахи. Многие мужчины уехали в поисках работы, хотя некоторые вернулись обратно.

Малое Аральское озеро составляло не больше пяти процентов от общего объема моря. Поэтому огромные, ныне пустующие рыбзаводы уже никогда не будут такими же продуктивными как в былые времена. Но сейчас вода находится всего в 17 километрах от берега. Возможно, в будущем волны снова будут биться о ныне пустые пристани городского порта.

“Когда я вырасту, я хочу стать инженером”, — говорит 15-летний Айдар. Одноклассники Айдара хотят играть на пляже и купаться в море. Одна из его подруг говорит, что ее братья уехали на заработки, но вернулись, как только услышали о возвращении моря. “Если море вернется, Аральск станет таким же процветающим городом как Астана и Алма-Ата”, — говорит одноклассница Айдара.

Правительство Казахстана нацелено на возрождение моря и прилагает все усилия, чтобы Малое Аральское море наполнилось до прежних берегов. Помимо инвестиций Всемирного банка, Казахстан выделил 85 миллионов долларов на строительство Кокаральской плотины. Последние несколько лет также шли разговоры о расширении плотины. Если это случится, уровень воды может вырасти еще на шесть метров.

При таком раскладе вода вернется в Аральск в течение 17 лет.

Однако в последние годы проект решили отложить, а сначала увеличить приток воды из Сырдарьи.

Каждый год во время наводнений часть воды растекается по пустыне и пропадает, поэтому планируется построить водохранилище, где будет собираться паводковая вода, которую затем будут выпускать обратно в реку. Эти меры особенно важны сейчас, когда правительство Киргизии строит огромные плотины для ГЭС на одной из двух рек, впадающих в Сырдарью. Это, вероятно, приведет к усилению течения зимой и замедлению потока в летний период.

Местные жители часто вспоминают былые дни. Рыбу в Аральске продавали повсюду, ее было так много, что порой улов отдавали почти задаром. Сейчас в городе работает небольшой рынок, где лишь несколько женщин в темном помещении продают рыбу дорого. Килограмм карпа стоит 4-5 долларов и большинство местных жителей не могут позволить себе такой роскоши. Выбор рыбной продукции на рынке довольно скупой, но даже и это не всегда продается.

Если плотина станет выше — то, что называют третьей фазой Кокарала, — местный рынок разрастется в масштабах. И те, кто привык к солоноватому вкусу местной рыбы и предпочитает его рыбе из Каспийского моря, смогут снова насладиться любимым деликатесом.

Ходжабай не единственный, кто по привычке смотрит в сторону горизонта каждый день в надежде снова увидеть море. Писательница Тара Фицджеральд встретила еще одного старого рыбака — бывшего капитана корабля — в 400 километрах к югу от деревни Ходжабая, в бывшем узбекском порту Мойнак. Его дети уехали на заработки в другие города, его жена умерла, и его город с набережной, простирающейся вдоль засохшего морского дна, также вымирает.

Каркасы бывших рыболовных суден виднеются на горизонте и отсюда.

“Я спросила его, почему он так долго вглядывается в пустыню, — говорит Фицджеральд. — А он ответил, “может быть море вернется, если я буду смотреть достаточно долго”. Но возdращение моря в Мойнак будет, скорее, чудом. И проблемой в данном случае является Кокаральская плотина.

Новость на Казах-зерно:“Плотина помогает вернуть к жизни Малое Аральское море, — говорит Фицджеральд. — Но она также станет смертным приговором для узбекской части Большого Аральского моря. Узбеки очень недовольны этим. Плотина перекрыла единственный источник воды, для их части моря”.

С другой стороны, не стоит забывать, что часть вод Амударьи, которую называют Амазонкой региона, была отведена для орошения узбекских хлопковых и рисовых полей. Причины для этого были вполне благородные: жизнь миллионов людей зависит от урожая.

“Если мы хотим спасти Аральское море, то придется полностью остановить орошение в регионе, — говорит Медад Оспанов, глава фонда по спасению Аральского моря. — Но это невозможно”.

Некоторые также обвиняют узбекское правительство в нежелании спасать море из-за больших залежей нефтегазовых ресурсов, которые намного проще добывать на суше, чем на море.

Энергетические компании из России и Кореи уже начали работу в регионе.

Вне зависимости от причин, власти Узбекистана менее озабочены спасением моря, но прилагают все усилия на повышение уровня жизни тех, кто проживает в районе Аральской пустыни. Один из проектов направлен на засаживание бывшего морского дна саксаулами. Кустарник должен помочь снизить распространение токсичных солей, которые вызывают у людей заболевание почек, а также проблемы с сердцем и инсульты.

Другой проект предполагает создание озер для рыбоводства. Узбекистан надеется получить крупные инвестиции от Всемирного банка на реализацию проекта.

Когда масштабы Аральской катастрофы стали очевидными в 1980-х годах, советские власти рассматривали возможность переселения жителей берегов Арала. Планы остались на бумаге. Некоторые жители перебрались в другие регионы страны самостоятельно, но большинство отказались покидать родные земли.

Для них высыхание моря было полной катастрофой. Возрождение Малого Аральского моря приносит некоторое облегчение местным жителям, но объем водоема слишком мал по сравнению с оригинальным морем.

Девяносто процентов моря обмелело.

Это одна из ошеломляющих экологических катастроф в мире: история о том, как хлопок впитал в себя целое море.


Аватар
admin
с автором можно связаться по адресу: [email protected]
Оцените автора
КазахЗерно
Добавить комментарий

  1. Аватар
    stomotolog

    Виноваты люди их алчность,жажда наживы. Почему Запад думает о экологической катастрофе больше чем сами местные жители.И такое отношение наших граждан к природе сплошь и рядом. Сами не ценим и других не останавливаем. Животных истребляют на каждом шагу,не стесняясь . Возможно ли то где -нибудь в Германии или в другом любом европейском государстве? На такой огромной территории так пакостить можем только мы , да еще узбеки ,считающие ,что все что проходит по их территории собственность одного народа . Очнитесь людишки,природа вечна ,просто может быть непригодна для обитания на ней человека!

    Ответить
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля